Союз организаций и лиц, содействующих развитию сельской кооперации, "СельКооп"

Что невозможно одному, возможно многим.

Где лучше производить молоко и мясо: на крупных фермах или в фермерских хозяйствах?

16 Декабря 2011
В апреле с. г. Председатель Правительства РФ Путин В. В. в отчёте перед Государственной  Думой сказал, что в настоящее  время наше животноводство производит хорошую продукцию. 
  
Так ли это?
  
Автор - специалист по молочному скотоводству, свиноводству и овцеводству с 50-ти летним стажем научной и производственной работы. Багаж научных знаний и производственного опыта позволяет автору утверждать, что в отечественном молочном скотоводстве и свиноводстве сложилась катастрофическая ситуация, что молоко и свинина, поступающие из крупных ферм и комплексов, являются не только низкокачественными, но и небезопасными для питания людей. 
  
Обоснования следующие.
  
В настоящее  время в общественном сознании большинства отечественных животноводов всех уровней, как и в советское время, господствует теория, согласно которой отечественное товарное животноводство должно развиваться путём создания крупных ферм промышленного типа. Для предпринимателей и производственников крупные фермы привлекательны тем, что многие процессы там можно механизировать и автоматизировать и, таким образом, сократить затраты живого труда. Во многих областях модернизируются и строятся новые молочные фермы, часто с поголовьем более 1000 коров, новые свинокомплексы на 100 и более тыс. гол. свиней. Также в сознании большинства животноводов с советских времён укоренилось убеждение, что крестьянские и фермерские хозяйства – это отсталость и низкая производительность труда. При этом для многих остаётся загадкой, почему в высокоразвитых странах молоко и красное мясо производится, в основном, на мелких и средних фермах?
  
Животноводы большинства стран методом проб и ошибок установили, что крупным фермам присущи отрицательные биологические свойства. Чем крупнее ферма и чем выше концентрация в ней животных, тем сильнее понижается иммунитет у животных, всё в больших количествах накапливаются разные инфекции, а их патогенность возрастает, тем в больших количествах и тяжелее там болеют и чаще погибают животные, тем ниже качество получаемой там продукции. В процессе эксплуатации крупных ферм было выявлено ранее неизвестное явление – возбудители инфекций остаётся там навечно, и никакие вакцинации не могут их инактивировать.
  Кроме того, комплектование крупных животноводческих комплексов осуществляется путём завоза животных из многочисленных ферм, в том числе по импорту из заграницы. Но давно установлено, что повышение интенсивности перемещения (коммуникации) животных из региона в другой регион, из одной страны в другую ведёт к распространению инфекций и расширению зон инфицированного животноводства. Кроме того, многие наши хозяйства завозят по импорту животных, купленных на мелких фермах, но размещают их в крупных комплексах, поэтому из-за стрессов импортные животные не обеспечивают воспроизводство, часто болеют, их быстро выбраковывают,  многие их них погибают.
  
Особенно  зримо негативные последствия высокой  концентрации животных на крупных фермах и интенсивного их перемещения проявляются в молочном скотоводстве. 
  
На  крупных фермах при круглогодовом содержании в помещениях в скученном состоянии на бетонных полах коровы постоянно находятся в состоянии стресса, у них резко снижается иммунитет. Там у коров регистрируются различные патологии: истощение, диарея, цирроз печени, больные ноги, маститы, блеклый взъерошенный шерстный покров и задержка линьки, тяжелые отёлы с разрывами промежности, 100% переболеваемость послеродовыми эндометритами, длительная яловость. В ряде хозяйств выход телят упал ниже 50-ти  от 100 коров, что исключает собственное воспроизводство. 
  
В настоящее  время в подавляющем большинстве молочных хозяйств (по стране около 90%, в Московской обл. – 98%) в воспроизводстве скота используют быков-производителей голштинской породы. В общем поголовье молочного скота доля этой породы в чистоте составляет только 5%. Однако в последние годы другие молочные породы: чёрно-пёстрая (разные отродья), холмогорская, симментальская, красная степная подверглись массовому скрещиванию с голштинской породой. От многих пород в неизменности остались только названия, так как их генеалогическая структура состоит из линий голштинской породы: Рефлекшн Соверинг, Силинг Трайджун Рокит, Инка Суприм Рефлекшн, Монтвик Чифтэйн, Вис Бек Айдиал и других. 

Голштинская порода скота, по сравнению с другими породами, обладает самой высокой молочной продуктивностью. Однако в биологии давно установлена закономерность – чем выше продуктивность какой-либо породы животных (или какого-либо сорта растений), тем ниже у них сопротивляемость против инфекций и тем сильнее их необходимо защищать. У голштинской породы молочного скота из-за односторонней и интенсивной селекции на молочность существенно ослаблена конституция, о чём свидетельствует необычная динамика пожизненной молочной продуктивности. Бонитировочные данные показывают, что у голштинских коров наивысшая молочная продуктивность проявляется в первую лактацию, в то время как у коров других пород – в третью-пятую лактации. Но главное – у голштинских коров существенно снижен иммунитет, их организм имеет очень слабую сопротивляемость против инфекций. Все молочные фермы, разводящие эту породу или помесей с ней, неблагополучны по хроническим вирусным инфекциям: герпесвирусному ринотрахеиту (пустулёзному вульвовагиниту), вирусной диарее и парагриппу-3. Многие фермы неблагополучны по вирусному лейкозу. Большая часть ферм неблагополучны по бактериальным патогенным штаммам некробактериоза (фузобактериоза) и клостридиоза, которые поражают у коров конечности (отгнивает копытный рог), внутренние органы, и, особенно сильно, матку после отёла. 
  В 1970-1980 годах во многих областях, в том  числе в Московской, были организованы специализированные тёлочные хозяйства, куда окрестные хозяйства сдавали тёлочек на доращивание, а затем забирали обратно уже нетелей. С экономической точки зрения эта форма кооперации была эффективна, но с эпизоотической – привела к инфекционной катастрофе. Данная кооперация опасна тем, что если среди её участников есть хоть одна неблагополучная ферма по какой-либо инфекции, то телята из неё сначала занесут эту инфекцию в кооперативное хозяйство, а оттуда инфекция с нетелями попадёт на все фермы, задействованные в этой кооперации. По этой причине во многих областях большинство молочных ферм оказались зараженными некробактериозом.
  
Кроме того, крупные молочные фермы неблагополучны по инфекциям, поражающим телят: рота- и корона-вирусам, патогенным штаммам кишечной (escherichia coli) и синегнойной (pseudomonas aeruginosa) палочек, протея (proteus), паратифа (salmonella). Из-за многочисленности патогенных штаммов кишечной палочки все болезни, вызываемые этой группой возбудителей, называются колибактериозом.
  
Инфицированность  молочного скотоводства достигла таких масштабов, что практически во всех областях РФ нет ни одной молочной фермы, где бы не вакцинировали животных против разных инфекций.
  
В отдельных  хозяйствах снижение иммунитета у животных и крайне неблагополучная эпизоотическая ситуация приводят к тому, что до 15% новотельных коров и до 50% первотёлок гибнут в первый месяц после отёла от сепсиса. О крайне неблагополучной ситуации в содержании молочных коров на фермах сельхозпредприятий свидетельствует тот факт, что длительность использования коров там составляет около двух отёлов, в то время как наиболее выгодно от них получать 5-7 отёлов.
  
Таким образом, в областях, как, например, в Московской и многих других, разводящих преимущественно голштинский или голштинизированный скот, почти всё молоко получают от инфицированных коров. Исключение составляет малое число ферм, разводящих другие породы: айрширскую, швицкую, симментальскую, красную степную, ярославскую, костромскую, джерсейскую, при условии, что там не проводили голштинизацию. 
  
Всеобщая  инфицированность ферм голштинского и  голштинизированного скота парализовала племенную работу в молочном скотоводстве. В принципе племенная работа в современном молочном скотоводстве, где воспроизводство базируется на искусственном осеменении коров замороженным семенем быков, должна строиться на основе согласованных взаимоотношений между племенными заводами и племпредприятиями по искусственному осеменению сельскохозяйственных животных. Племзаводы в своих стадах должны выделять группы наиболее высокопродуктивных коров, получать от них и выращивать бычков, а затем лучших из них продавать племпредприятиям. Племпредприятия приобретённых быков должны оценивать по разным показателям развития, плодовитости и качеству потомства, заготавливать от них замороженное семя (сперму), которое затем, согласно селекционным планам, должны поставлять в молочные хозяйства, в том числе и в племзаводы. Однако по ветеринарному законодательству племпредприятиям запрещено приобретать быков из инфицированных ферм племзаводов.  По этой причине сейчас племпредприятия вынуждены закупать быков за границей. Но в стране без собственного производства быков-производителей в принципе не может быть селекционно-племенной работы. Сейчас в России в основной массе молочного скотоводства сложилась парадоксальная ситуация -  есть Закон о племенном животноводстве, но самого племенного дела нет и быть не может, так как уничтожена его основа – здоровый скот. Наша страна в области племенного дела в молочном скотоводстве попала в полную колониальную зависимость от других стран, освободиться от которой можно будет через многие десятилетия целенаправленного квалифицированного труда.
  
Кроме того, необходимо особо подчеркнуть, что к возбудителям герпесвирусных, рота- и корона-вирусных инфекций, обладающих высокой изменчивостью и приспособляемостью, и, особенно, к микробным возбудителям колибактериоза, сальмонеллёза, клостридиоза и некробактериоза восприимчив человек. Эти инфекции смертельно опасны для детей. Наиболее часто людей поражают патогенные штаммы кишечной палочки, а средства массовой информации регулярно сообщают о массовых токсикоинфекционных отравлениях: то в детских садиках, то в учебных заведениях, то в воинскиских частях. При заражении человека некробактериозом и клостридиозом, под воздействием сильнейших ядов, возникает не только тяжелое септическое заболевание, называемое «газовой гангреной», но и поражаются поджелудочная железа и печень, что в перспективе ведёт к критической ишемии и гангрене конечностей. По многочисленным наблюдениям автора, мужчины, переболевшие «газовой гангреной», умирают в ближайшие 5 лет с диагнозами: атеросклероз, сахарный диабет.
  
У инфицированных коров всегда нарушены показатели биохимии крови: понижены уровни гамма-глобулинов, микроэлемента цинка и многое другое. Гамма-глобулины являются основными носителями иммунных антител, их уровень предопределяет иммунитет животных. Катион цинка входит в состав многих окислительных ферментов, участвующих не только в дыхании, но и в инактиваци токсинов, и его резко пониженный уровень в крови однозначно свидетельствует о том, что в организме животного (как и человека) идёт воспалительный процесс. 
  
Больные инфицированные коровы продуцируют биологически неполноценное молоко: в нём повышенный уровень разнообразных аллергенов и холестерина низкой плотности (называемого плохим), низкий уровень лизоцимной противовирусной и противомикробной активности, в нём полностью отсутствует конъюгированная линолевая кислота (играет важную роль в поддержании противоракового иммунитета и в регуляции жирового и холестеринового обмена), оно инфицировано вирусными и микробными возбудителями болезней. Сейчас всё поступающее с ферм молоко необходимо кипятить. Но при кипячении в молоке разрушаются все колостральные иммуноглобулины, под воздействием которых совершенствуется иммунная система детей, а также почти все витамины и другие биологически-активные вещества, необходимые не только детям, но и старикам, спортсменам, людям, занятым тяжелым физическим трудом или во вредных производствах. Недаром, раньше работникам вредных производств выдавали молоко, так как оно обладает мощным антитоксическим действием. Какими «оздоравливающими» эффектами обладает молоко от инфицированных коров? Кроме сенсибилизации (повышенная патологическая чувствительность) к аллергенам – никакой! Но в прошлом в России люди потребляли некипяченое молоко. Да и сейчас, в случаях, когда маленькие дети имеют какие-то хронические отклонения: диатезы, частые простудные заболевания, нарушения минерального обмена и другое, то часто детские врачи советуют родителям вывезти больных детей в деревню и давать им парное молоко от здоровых коров или, лучше, коз.
  
Пагубность  высокой концентрации животных в крупных фермах убийственно проявилась в овцеводстве. В конце 1970-х годов в СССР было принято решение о переводе части овцеводства на промышленную основу. Было построено множество овцекомплексов не только в южных регионах, но и в Нечернозёмной зоне России. При отдельных комплексах, например, в совхозе «Шойбулакский» Марийской АССР, были построены цеха для комплексного использования шубного сырья, вплоть до выпуска зимних шуб и полушубков. Однако уже через 2-3 года эксплуатации во всех комплексах с полным циклом воспроизводства наступала катастрофа – от инфекций погибали не только все ягнята, но и большинство взрослого маточного поголовья. К настоящему времени не сохранилось ни одного овцекомплекса на промышленной основе. Более того, катастрофические последствия создания овцекомплексов привели к тому, что в овцеводстве, в отличие от молочного скотоводства и свиноводства, не осталось специалистов, выступающих за такую форму организации хозяйств.
  
Такие же неблагоприятные процессы происходят на крупных свинокомплексах: высокая концентрация животных на фермах вызывает у свиней резкое снижение иммунитета, из-за чего они быстро поражаются разными инфекциями. Сейчас практически все свинокомплексы со сроками эксплуатации более пяти лет неблагополучны по многочисленным ассоциациям вирусных инфекций: классической чуме (КЧС), трансмиссивному гастроэнтериту (ВТГС), парвовирусной болезни (ПВИС), эпизоотической диарее (ЭДС), болезни Ауэски, респираторно-репродуктивному синдрому (РРСС), цирковирусной инфекции (ЦВИС) а также по многим микробным инфекциям: колибактериозу, сальмонеллёзу, клостридиозу, стрептококкозу, микоплазмозу, дизентерии и другим. Но против всех инфекций необходимо проводить вакцинации, иначе погибнут не только новорожденные поросята, что наиболее часто и происходит, но и взрослые свиньи. В норме после любой вакцинации в организме животных титр антител нарастает в течение 2-3 недель. В течение этого периода нежелательно приступать к другой вакцинации, иначе прервётся нарастание антител от первой вакцинации. Но на крупных свинокомплексах наиболее сложные проблемы возникают при вакцинации свиноматок в последние 40 дней супоросности: для максимального сохранения поросят путём создания у них колострального иммунитета, свиноматок в этот период обязательно нужно провакцинировать против ВТГС (желательно трижды), ЭДС (желательно дважды), ПВС, РРСС, колибактериоза, сальмонеллёза, анаэробных инфекций (в основном клостридиоза). Таким образом, вместо 2-х предельно допустимых вакцинаций свиноматкам в последнюю треть супоросности ветслужбам приходится проводить 4 и более вакцинаций, используя при этом поливалентные вакцины, уступающие по эффективности моновалентным. На свинокомплексах обычно так много инфекций, а их возбудители так быстро мутируют (изменяются), что периоды благополучной сохранности поросят резко сменяются периодами катастрофического падежа поросят. И так продолжается до тех пор, пока жив свинокомплекс. 
  
С другой стороны многочисленные и беспрерывные вакцинации ведут к сильнейшей сенсибилизации организма свиней, в результате чего в свинине накапливается высокий, патологический для человека, уровень аллергенов, в основном, гистаминов.
  
В советское  время в период 1970-1990 годы в СССР было построено более 100 свинокомплексов. Через 2-4 года эксплуатации на большинстве свинокомплексов начались эпизоотические проблемы, сопровождавшиеся массовой гибелью поросят. С каждым годом эпизоотическая ситуация в них усугублялась. К настоящему времени большинство «советских» свинокомплексов прекратили своё существование. Нéкогда успешные и знаменитые, как «Омский бекон» (Омская обл.), «Поволжский» (Самарская обл.), в настоящее время из-за массового падежа поросят находятся в тяжелом экономическом положении.
  
Практически все крупные свинокомплексы имеют болезненные экологические проблемы. Редко какой свинокомплекс не судился с государственными органами по защите природы.
  
К настоящему времени наиболее проницательные мясные олигархи, как Бабаев И. А. (ОАО «Группа  
Черкизово») и Тютюшев А. П. (ЗАО «Сибирская аграрная группа»), исходя из опыта эксплуатации старых «советских» свинокомплексов («Кузнецовский», «Ботово»,  «Томский»), пришли к выводу, что их невозможно оздоровить и поэтому их необходимо ликвидировать. Вместе с тем, эти и многие другие владельцы агрохолдингов строят новые архикрупные свинокомплексы, надеясь, что в них-то не будут действовать биологические законы, в них-то не проникнет никакая инфекция, в них-то свиньи будут всегда здоровы. Увы, опыт показывает, что биологические законы действуют неукоснительно. Например, испанская фирма построила в Московской обл. в чистом поле совершенно новый свинокомплекс «Кампомос», одним из руководителей которого был Ковалёв Ю. И., который сейчас руководит «Национальным союзом свиноводов России». Однако свинокомплекс уже через 3 года эксплуатации имел весь «букет» инфекций. Из-за высокого уровня смертности поросят этот свинокомплекс не имеет экономической эффективности, испанцы продали его финской компании, та быстро поняла, что приобретение – это финансовая яма, и также быстро продала его. Несмотря на провальный опыт эксплуатации свинокомплекса, Ковалёв Ю. И. сейчас активно поддерживает строительство новых крупных свинопредприятий. В последние годы в Белгородской обл. были построены и пущены в эксплуатацию множество новых крупных свинокомплексов, однако в большинстве из них к настоящему времени уже проводятся многочисленные вакцинации против инфекций. Нет никакого сомнения, что через 3-5 лет Белгородская обл. будет крупнейшим поставщиком инфицированной свинины.
  
Напротив, во многих странах: скандинавских, Финляндии, Австралии, Новой Зеландии, многих штатах США принято жесткое правило – ферму, где выявили инфекцию, ликвидируют. Но в наших условиях банкротство свинокомплекса на 54, 108 или 216 тыс. гол. свиней чревато социальными потрясениями, так как около таких ферм построены рабочие посёлки, жители которых привязаны работой только к этой ферме, а рядом других производств обычно нет.
  
В свиноводстве, кроме неблагополучной эпизоотической обстановки, негативную ситуацию усугубляет высококонцентратный тип кормления свиней, не соответствующий их физиологии пищеварения. Свиньи (как и человек) по анатомии и физиологии пищеварения являются всеядными видами млекопитающих. У взрослых свиней объёмы (вместимости) тонкого и толстого отделов кишечника обычно равны. В тонком отделе под действием собственных кишечных, желчных и поджелудочных пищеварительных ферментов перевариваются и усваиваются белки, жиры и простые углеводы. В толстом же отделе, обильно заселённом микрофлорой, пищеварение продолжается уже под действием микробных ферментов. Там перевариваются, в основном, сложные сахара из различных типов клетчатки, в результате чего организм свиньи получает разнообразные олигосахара и олигопептиды, относящиеся к классу пребиотиков, и витамины группы В, играющие определяющую роль в поддержании иммунитета. Таким образом, для поддержания нормального пищеварения в рационы свиней необходимо включать как зерновые корма, содержащие быстро гидролизуемые сахара, белки и жиры, так и травяные корма, содержащие высокий уровень клетчатки и комплекс важнейших биологически активных веществ. Многолетними исследованиями ВНИИ животноводства и других институтов установлено, что для нормального пищеварения в рационы откормочных и взрослых свиней необходимо включать от 10% до 30% травяных кормов. Однако в РФ уровень зерна в рационах свиней на откорме составляет 80-85% (как для кур), а в рационах свиноматок - 70%. Но в рационах нет травяных ингредиентов. При таком кормлении почти весь высокоэнергетический корм быстро переваривается в тонком отделе кишечника, благодаря чему свиньи интенсивно растут. Однако, в толстый отдел не поступает достаточное количество растительной клетчатки в виде волокон, служащей питательной средой для полезной микрофлоры, прежде всего для разных видов бифидум-, лакто- и коли-бактерий. В ненормальных условиях в толстом отделе кишечника получает преимущественное развитие гнилостная, метанобразующая и другая нежелательная микрофлора, вырабатывающая токсичные вещества: индол, скатол, путресцин, в результате чего начинается воспаление слизистой оболочки толстого отдела кишечника (колит) с заранее предсказуемыми последствиями: сначала начинаются запоры, а затем, по мере усугубления процессов, – поносы. При этом у животного резко снижается иммунитет. 
  
Все эти неблагополучные факторы ведут к большой заболеваемости и гибели свиней. Так, Шахов А.Г. (2009) сообщает, что на свинокомплексах Росси за год подвергается лечению более 10 млн. гол. свиней. По информации «Россвинопрома» за 2010 г. на свинокомплексе «Омский бекон» погибло 210 тыс. поросят или больше половины от народившихся. 
  
При массивном инфекционном прессе и нарушенном кормлении у свиней наступает общий токсикоз организма, о чём свидетельствует состояние лимфоузлов. Автор в период 1992-2004 годы, при внедрении собственно разработанного способа УЗИ-диагностики супоросности, провёл контрольные забои свиноматок и ремонтных свинок в 63 свинокомплексах России и СНГ. Вскрытия и осмотр внутренних органов показали, что почти на всех свинокомплексах (исключение - Усольский свинокомплекс Иркутской обл.) у животных были выявлены воспалённые и даже некротизированные крестцовые лимфоузлы. Микробиологические посевы из поражённых лимфоузлов показали рост патогенной микрофлоры: протея, кишечной и синегнойной палочек. Кроме того, на свинокомплексах у забитых свиней были выявлены другие заболевания: эндометриты (в т.ч. у ремонтных неосеменённых свинок), колиты, оофориты.
  
У свиней, как и у всех животных, при воспалительных процессах в организме многократно возрастают процессы декарбоксилирования (отщепление карбоксильной группы) аминокислот, в результате чего образуются разнообразные вещества, в основном, диамины с высокой биологической активностью, в том числе ядовитые: путресцин, кадаверин, гистамин и другие.
  
Всё это свидетельствует о том, что бóльшая часть свинины, поступающая из свинокомплексов, инфицирована патогенной микрофлорой, содержит повышенный уровень аллергенов и биогенных диаминов, ядовитых для человека. 
  
Пагубность  зернового типа кормления свиней наиболее зримо проявляется на свиноматках. На свинокомплексах период их производственного использования составляет менее двух опоросов, в то время как наивысшую генетически обусловленную продуктивность они показывают на третий-пятый опоросы.
  
Зерновой  тип кормления свиней был разработан в США в 1950-1970 годы. В настоящее время в странах с развитым свиноводством уровень зерна в рационах кормления свиней существенно снижен. Так, в Дании и Голландии он составляет около 20%, даже в США за последние 15 лет он снизился до 40%.
  
Из-за неблагоприятной эпизоотической обстановки и нарушенной физиологии пищеварения  у свиней на свинокомплексах производится биологически низкокачественная свинина. Биологическая полноценность свинины, даже если она получена от здоровой свиньи, определяется, в основном, аминокислотным триптофан-оксипролиновым соотношением. Триптофан является незаменимой и наиболее ценной для человека аминокислотой, содержащейся в мышечных волокнах мяса. В мышечных волокнах мяса содержится основная масса другой важнейшей аминокислоты – лизина. Оксипролин – это малоценная аминокислота, содержащаяся в соединительных тканях: сухожилиях, хрящах. В 1960-1980 годы в России были отечественные породы свиней, в свинине которых соотношение триптофана к оксипролину было как 10-12 к 1. Но за последние годы это соотношение резко ухудшилось. В настоящее время отдельные свинокомплексы поставляют на рынок свинину с триптофан-оксипролиновым соотношением как 3,5 к 1. Такую свинину нельзя назвать доброкачественным мясом, это – псевдосвинина или сухожильно-мясной продукт, биологическая полноценность которого мало отличается от мяса старого худого животного. Повышение в мясе уровня оксипролина обязательно влечёт повышение в нём уровня соединительной ткани, что, в свою очередь, повышает там уровень нерастворимых белков. Переваримость и усвояемость белков у людей в значительной степени зависит от их гидрофильности, т.е. способности к набуханию и растворимости.  Поэтому людям с пониженной функцией желудка, печени, поджелудочной железы противопоказано употреблять мясо с высоким уровнем соединительной ткани. В свинине с низким триптофан-оксипролиновым соотношением между мышечных волокон почти нет жировых прослоек, поэтому оно не имеет мраморности, на ощупь оно твёрдое. Сочность, аромат и вкус мяса зависят, в основном, от растворимых белков и аминокислот. Многие люди, в основном, женщины, стремятся покупать постную твёрдую свинину, не подозревая, что в ней чрезвычайно мало незаменимых и самых важных аминокислот – триптофана и лизина, играющих важнейшую роль в жизнедеятельности организма. У людей при дефиците триптофана и лизина нарушаются, в первую очередь, иммунитет, работоспособность, самочувствие и сон.
  
В зерне, кроме кукурузы, содержится мало каротинов. Поэтому в Нечернозёмной зоне и Сибири при зерновом типе кормления свиней свинина получается, в основном, бледная с низким уровнем бета-каротинов, являющихся предшественниками наиболее важного для человека витамина А. 
  
Качество  свинины в значительной степени  зависит от возраста забиваемых свиней. У свиней, как и у всех животных, с возрастом в мясе возрастает уровень соединительной ткани. У растущих свиней после шести месячного возраста в мясе начинает резко возрастать также уровень сала. В настоящее время у многих наших свиноводов и у всех мясопереработчиков сформировалось мнение, что от отечественных пород свиней, в основном, от крупной белой, получается только жирная свинина. При государственной поддержке свинохозяйства стали массово завозить по импорту свиней мясных и беконных пород зарубежной селекции: ландрас, дюрок, йоркшир, пьетрен. Однако в основной массе сальность отечественной свинины остаётся высокой. В чём причина? Причина высокой сальности отечественной свинины заключается в том, что на свинокомплексах практически все свиньи переболевают разными, в основном, желудочно-кишечными и лёгочными, болезнями. Переболевшие поросята резко снижают интенсивность роста, из-за чего они поступают на забой массой 100-115 кг в возрасте 270-300 дней. Естественно, что мясо от таких свиней оказывается жирным. Можно ли от отечественных пород свиней получать высококачественную свинину? Автор ещё в конце 1960-х годов в совхозе «Чимишлийский» Молдавской ССР в собственных опытах получал откормочных свиней крупной белой породы живой массой 100 кг в возрасте 120 дней. Качество свинины было превосходное с толщиной шпика над 6-7-м грудными позвонками не более 15 мм, при этом в последние 60 дней среднесуточный прирост поросят составлял 1,1-1,3 кг.. В последующие годы, проводя работы уже на крупных свинокомплексах, таких выдающихся результатов нигде не получалось. Всё дело оказалось в том, что свиноферма в «Чимишлийском» была свободна от инфекций, поросята никогда не болели, отход новорожденных поросят был, в основном, по причине задавливания их крупными матками. Наоборот, на свинокомплексах животные инфицированы, почти все переболевают и свиньи на откорме растут значительно медленнее и значительным достижением считается, если удаётся перешагнуть рубеж среднесуточного прироста в 700 г. 
  
Поэтому на свинокомплексах при неблагоприятной эпизоотической ситуации в свинине всегда содержатся три вида опасных для людей ядовитых веществ: аллергенные комплексы, в основном, гистамины; инфекционные яды, выделяемые патогенными вирусами, микробами и простейшими; яды, образующиеся при воспалительных процессах: разнообразные диамины, в основном, кадаверин и путресцин,. 
  
Всё это убеждает, что в крупных  свинокомплексах невозможно получать высококачественную и безопасную для людей свинину.
  
Расширение  инфицированности ферм происходит и в птицеводстве. Так, академик Фисинин В.И. (2011) сообщает, что если раньше птицефабрики России были неблагополучны по 5 основным инфекциям, то за последние годы добавились 13 новых инфекций.
  
Биологические законы угнетающего действия высокой концентрации живых существ на ограниченной площади действуют как в дикой природе, так и в обществе людей.
  
Так, в северных регионах России раз в 12-13 лет размножается невероятно большое  количество зайцев. По неведомому сигналу полчища зайцев срываются с мест обитания и в безумстве лавиной бегут в одну сторону, не обращая внимания ни на какие угрозы и препятствия: хищников, охотников, водные преграды с шугой. В такие периоды местные власти, например, в Якутии, мобилизуют всё взрослое население, кроме неотложных служб, на охоту на зайцев и заготовку зайчатины. Зайцы массами гибнут, а выживают единицы. Такое же явление наблюдается у отдельных видов мышей.
  
Давно замечено, что в местах высокой  плотности людей (как селёдок в бочке): в концентрационных лагерях, в камерах предварительного заключения (КПЗ), в пересыльных тюрьмах, в конвойных поездах с заключёнными, вспыхивают и необычно быстро распространяются разные инфекционные заболевания, особенно, туберкулёз и дизентерия. В тоже время в сообществе людей, например, бомжей, живущих рассредоточено, но в невероятно ужасных антисанитарных условиях на мусорных свалках, в подвалах и в других конурах, массовые вспышки инфекционных заболеваний случаются редко, несмотря на то, что особенность таких сообществ – это поголовный алкоголизм. Дугой пример. Часто агрессивные уголовники-убийцы категорически отказываются сотрудничать со следствием, но получают большие сроки заключения. Через несколько лет, поживя в бараках с 2-3 этажами нар в массовом скоплении соседей, иногда зараженных педикулёзом (вшами), эти уголовники начинают рассказывать всю правду о былых преступлениях, чем приводят в изумление работников лагерей. Подозревать, что у таких людей проснулась совесть, что они вспомнили о морали, невозможно, так как большинству этих людей совершенно не знакомы такие нравственные категории. Эти изменения в поведении уголовников происходят потому, что существование в угнетённых условиях сильно подрывает их здоровье и, в первую очередь, иммунную систему, в результате чего ухудшается работа желез внутренней секреции, из-за чего резко сокращается выброс в кровь группы гормонов-андрогенов, повышенный уровень которых способствует высокой агрессивности. Вслед за понижением уровня андрогенов в крови пропадает агрессивность.
  
Всё вышесказанное показывает, что с биологической точки зрения крупные животноводческие фермы - это инкубаторы инфекций, это недоброкачественные мясо и молоко, часто, опасные для людей и смертельно опасные для детей, это полное исключение перспективной селекционно-племенной работой. 
  
Всемирная организация здравоохранения при ООН уже давно бьёт тревогу по поводу ежегодно возрастающего числа случаев пищевых токсикоинфекционных отравлений у людей от употребления продуктов, произведённых на крупных фермах промышленного типа.
  
Нельзя также не учитывать, что, наряду с созданием крупных животноводческих ферм, человек интенсивно меняет среду своего обитания: всё в бóльших количествах применяются ранее неизвестные химические соединения, в результате чего меняется земной биоценоз, ускоряется естественная генетическая модификация вирусов и бактерий, постоянно возникают новые возбудители инфекций: то птичий грипп, то свиной грипп, то немецкая эшерихия коли.
  
Вместе  с тем во всём мире доброкачественную товарную животноводческую продукцию производят, в основном, крестьяне-фермеры на мелких и средних фермах. Например, фермеры Финляндии производят настолько доброкачественные молочные и мясные продукты от здорового скота, что многие страны, даже США, при импорте не подвергают их тщательной проверке. Об этом же свидетельствует опыт многих стран, в частности, скандинавских, Австралии и Новой Зеландии.
  
Однако  после 2000 г. в России Правительством взят курс на развитие только инфицированного животноводства. В результате такого курса почти всё молочное скотоводство и свиноводство оказались инфицированы многочисленными вирусными и бактериальными инфекциями, многие из которых опасны для человека. Этот курс неразрывно сопряжен с полной ликвидацией племенного дела в животноводстве, разрушением и опустошением отечественной науки по зоотехнии и ветеринарии. Этот курс нанёс гораздо более разрушительный удар по животноводству, чем ленинская продразвёстка, сталинская коллективизация, хрущёвская семилетка. Произошедшее в отечественном животноводстве является национальной катастрофой, из которой страна, при благоприятной обстановке, будет в муках выбираться десятилетиями.
  
Но самое главное, впервые в истории Российского государства взят курс на организацию питания людей инфицированными продуктами питания. А это уже чревато постоянной подпиткой людей, начиная с зачатия, биогенными (аллергенными, инфекционными, диаминными) ядами, что порождает опасность повреждения генома человека, его медленного, в поколениях, понижения физического и интеллектуального развития и, в итоге, к вырождению народа России. Организм людей, в отличие от животных-падальщиков, не способен противостоять хроническому поступлению биогенных ядов. 
  
С другой стороны, люди совместно с окружающими их животными образуют единый взаимосвязанный биоценоз. Чем больше среди животных распространены инфекции, тем чаще поражаются люди инфекционными заболеваниями. Более того, при беспрерывном и массивном вирусном и микробном прессе, как у людей, так и у животных из-за сенсибилизации нарушаются нормальные иммунные реакции. Всеобщая и усиливающаяся инфицированность людей у нас ярко проявляется среди маленьких детей. Как только малыши попадают в детский садик, то сразу заболевают: то ОРЗ, то грипп, то ветрянка, то ринит, гайморит, тонзиллит, бронхит, пневмония. Повсеместно распространённая картина – ребёнок два дня посещает садик, а затем две недели болеет и с ним дома вынуждена сидеть мама. И так продолжается в течение всех лет пребывания ребёнка в садике. 
  
Никак невозможно представить, что если люди, в частности, мужчины и женщины репродуктивного возраста, будут питаться молоком и мясом, загрязнёнными биогенными ядами, то у них будут рождаться крепкие здоровые дети, из которых в дальнейшем вырастут нормальные здоровые люди. Реальность нашего здравоохранения подтверждает это теоретическое предположение: заболеваемость наших детей различными видами аллергий и диатезов почти в 10 раз больше, чем в Западной Европе и Японии, около 20% супружеских пар не могут иметь детей из-за сексуальных расстройств, военные врачи бьют тревогу – около 30% призывников не удовлетворяют минимальным требованиям умственного и физического развития. Население нашей страны ежегодно увеличивает потребление лекарственных средств, однако заболеваемость людей из года в год увеличивается, в результате чего смертность превышает рождаемость и население страны сокращается. 
  
Вопросы обеспечения страны биологически полноценными и безопасными молоком и мясом жизненно важны для существования России и российского общества, так как затрагивают саму перспективу существования всех людей нашей страны. 
  
Что нужно сделать, чтобы на наших фермах содержались здоровые и незаразные  коровы и свиньи,  чтобы от нашего животноводства можно было получать доброкачественные молоко и мясо?  
  
Во-первых, всё российское общество должно осознать, что в настоящее время почти все наши фермы молочного скота и свиней заражены множеством разных возбудителей инфекций, что все мы потребляем молоко и мясо от инфицированных животных, что в этом молоке и мясе содержатся биогенные яды, что всё это грозит нашим потомкам непоправимыми, вплоть до вымирания, последствиями, подобные тем, что случились с разными племенами, питавшимися мертвечиной. В наибольшей опасности, безусловно, находятся дети, а также кормящие и беременные женщины. Сейчас средства массовой информации часто приводят примеры фальсификации молочных и мясных продуктов в процессе переработки, но никогда – о качестве продуктов, производимых на фермах. В результате, у людей складывается впечатление, что перерабатывающая промышленность портит хорошую отечественную продукцию. Но корень зла в другом! Продукция от инфицированных и вакцинированных животных содержит в себе биогенные яды, способные нарушать генетическую структуру клеток человека, особенно плодов (зародышей) в утробе матери и детей. Напротив, перерабатывающие предприятия, даже подпольные, как правило, фальсифицируют продукты путём насыщения их водой, заменой животных белков и жиров растительными и другими обманными способами, но редко (например, использование китайцами меламина) используют для подделки ядовитые препараты.
  
Во-вторых, также всё общество должно осознать, что для сохранения здоровья наших детей и будущих потомков, нужно категорически взять государственный курс на производство биологически полноценных, безопасных для людей молока и мяса от здоровых неинфицированных животных. Этого можно добиться одним способом – это начать создавать новые стада и фермы здоровых животных. Но при этом, всем нужно осознать, что для производства биологически полноценных и безопасных молока и мяса совершенно непригодны фермы инфицированных животных, что все существующие сейчас инфицированные фермы необходимо ликвидировать. 
  
Для производства нормальных молока и мяса нужно немедленно отказаться от курса развития животноводства, основанного на создании крупных животноводческих ферм, так как в них невозможно избежать катастрофического снижения иммунитета животных с последующим их инфицированием. Нужно встать на общемировой путь развития животноводства на базе крестьянско-фермерских хозяйств. 
  
В истории государств уже были прецеденты резкого изменения курса развития животноводства. Так, в бывшей ГДР, также как и в СССР, животноводство развивалось на основе создания крупных ферм. При этом так же, как и у нас, не придавалось большого значения, как высокой инфицированности животных на крупных фермах, так и серьёзным экологическим проблемам, создаваемых этими фермами. После крушения ГДР и объединения Германии все гэдээровские крупные фермы были немедленно закрыты, так как продукция из них не соответствовала требованиям качества и безопасности для людей, а сами фермы разрушают экологию территорий. Другой пример, к 1990-м годам в Нидерландах и Бельгии почти всё свиноводство оказалось заражено разными инфекциями, что вызвало серьёзное беспокойство в обществах. Поэтому, Правительствами этих стран было принято решение ликвидировать всё инфицированное поголовье свиней. Пришлось заново строить новые фермы и заселять их здоровыми животными. Одновременно был многократно усилен ветеринарный контроль за благополучием ферм и, особенно, за комплектованием новых ферм здоровым поголовьем животных. Такие же бескомпромиссные меры были приняты в Австралии и Новой Зеландии в 1950-х годах, благодаря чему в этих странах к настоящему времени самая благополучная эпизоотическая обстановка в животноводстве.
  
С учётом того, что подавляющее большинство наших ферм инфицировано и поэтому молоко и мясо из них опасно для детей, и, с другой стороны, что абсолютно невозможно немедленно создать здоровые стада и поэтому нереально быстро обеспечить рынок доброкачественными продуктами, то необходимо разработать систему информирования покупателей об инфекционном благополучии ферм, где произведёно молоко или мясо. Нужно принять правила, согласно которым на каждой упаковке молока и мяса должна быть маркировка, например, «Сырое молоко произведено на инфицированной и вакцинированной ферме. Не пригодно для питания детей, беременных и кормящих женщин». Покупатели обязательно должны быть информированы о безопасности и биологической полноценности молока и мяса.
  
Сам путь оздоровления животноводства внутри России от инфекций видится чрезвычайно долгим, не менее 50 лет, и дорогим. Надо представлять, что в процессе оздоровления придётся уничтожить не только инфицированный скот, но и все инфицированные здания (или перепрофилировать их). На таких фермах создаётся специфический инфекционный биоценоз: сами вирусные и микробные инфекции, а также их носители: жуки, мухи, тараканы, существа в земле, местные птицы, грызуны, от которого невозможно избавиться, не уничтожая (или не перепрофилируя) здания ферм. Нельзя не учитывать, что люди, работающие на инфицированных животноводческих фермах, также являются носителями и переносчиками инфекций. Например, география распространения африканской чумы свиней (АЧС) убеждает, что единственный распространитель инфекции – это человек. Более того, перспектива избавления от отдельных инфекций крайне сомнительна. Например, как избавиться от сальмонеллёзов (паратифов), если возбудителями заражены практически все комбикормовые заводы, а также квартиры и дома работников животноводческих ферм? Как избавиться от некробактериоза, если  во многих областях его возбудителями заражены не только все молочные стада, но и все пастбища. 
 
Вместо уничтоженных крупных инфицированных ферм нужно будет построить  массу крестьянско-фермерских хозяйств со шлейфом  построек для скота и машин. В настоящее время комплектование коровами и свиньями фермерских хозяйств и подворий сельских жителей осуществляется через ближайшие фермы сельхозпредприятий. Поэтому, скот у них также инфицирован. Но содержание одной головы или мелкой группы скота не влечёт понижения их иммунитета, в результате чего клинические признаки болезней у них проявляются редко. 
  
Для недопущения распространения инфицированного скота нужно немедленно запретить реализацию животных на племя из инфицированных хозяйств. Так же нужно безотлагательно аннулировать статусы племзаводов и племрепродукторов у хозяйств, где содержится инфицированный скот, и при этом сознавать, что таких хозяйств в стране - не менее 95%. Нужно также категорически запретить комплектование новых ферм животными без предварительного их исследования ветеринарными лабораториями на отсутствие вирусных и микробных возбудителей болезней. В противном случае всегда будут повторяться дикости, когда, например, сельхозпредприятие «Новодворское» Владимирской области закупило без предварительного лабораторного исследования партию нетелей, большинство из которых погибли сразу после отёла от сепсиса. Или агрохолдинг «Красный Восток» закупил большие массивы инфицированного молочного скота, заразил инфекциями многие молочные фермы Татарстана, а сейчас приступил к поставкам инфицированного скота в соседние области. Похожие примеры случались во многих других агрофирмах. 
  
Нужно завести порядок, согласно которому каждая ферма скота должна иметь  эпизоотический паспорт. При выявлении  на ферме инфекции необходимо вводить  запрет на использовании продукции  из неё для детского питания. В  перспективе, после искоренения поголовной инфицированности ферм, нам придётся вводить правила, существующие во многих странах: ферму с выявленной инфекцией немедленно закрывать.
  
Для ускоренного воспроизводства здорового скота необходимо заново воссоздать центры и лаборатории трансплантации эмбрионов. В 1980-х годах при многих институтах были созданы центры трансплантации эмбрионов, однако на сегодняшний день они все ликвидированы. 
  
Необходимо восстановить ״из пепла” отечественные ветеринарную, зоотехническую и биологическую науки, поднять на должный уровень подготовку сельскохозяйственных специалистов. 
  
Архисложная задача для нашей страны – это  подготовить кадры крестьян-фермеров. Башмачников В. Ф. в монографии «Возрождение фермерства в России» (2010) с социальной и экономической точек зрения показал, что устойчивое развитие сельского хозяйства нашей страны возможно только на путях воссоздания крестьянско-фермерских хозяйств. Биологические законы показывают, что только содержание животных мелкими группами позволяет создавать у них высокий иммунитет и способность противостоять инфекциям. Мировой опыт показывает, что экологически чистую, доброкачественную и безопасную для людей животноводческую продукцию можно производить на крестьянско-фермерских фермах. Однако в настоящее время в России нет существенных политических сил, отстаивающих интересы крестьян-фермеров. Крестьянско-фермерское объединение АККОР из-за малочисленности её членов не обладает серьёзной политической силой. Кроме того, современное руководство АККОР, то ли из-за непонимания, то ли из-за корыстных политических сиюминутных выгод, заняло соглашательскую позицию в споре со своими идеологическими противниками. Идеология жизнедеятельности крестьян-фермеров базируется на простых вещах - это труд на облагораживание земли, на выращивание высоких урожаев и высокой продуктивности животных, на развитие разнообразных кооперативных связей и производств по переработке урожая в продукты питания. Кроме того, в нашей стране воссоздание класса крестьян-фермеров тормозится в силу стереотипов, сложившихся в «советское» время. Коммунисты не только уничтожили крестьян, но и вытравили из сознания людей саму возможность хозяйствовать самостоятельно. С коммунистических времён большинство наших людей убеждены, что основой существования и деятельности крестьян-фермеров является их частная собственность на землю. Этот ошибочный шаблон запустили коммунисты с целью скрыть истинные причины уничтожения крестьянства. Фундаментом деятельности крестьян-фермеров является свобода: свобода трудиться, свобода выбирать вид сельскохозяйственной деятельности, свобода вступать в союзы и кооперативы, свобода предлагать жителям городов доброкачественную продукцию, выращенную собственными руками. Коммунисты уничтожили крестьянство, превратив большинство бывших крестьян в сельскохозяйственных рабочих и, при этом, убили из них около 10 млн. человек. Они это сделали не потому, что в среде крестьянства ежечасно порождается частнособственническая мелкобуржуазная стихия, а потому, что крестьянство является носителем свободомыслия, категорическим противником которой является коммунистическая, по своей природе, диктаторская, насильственная философия. Цели и задачи фермерства, вся его философия жизни в значительно большей степени, чем у рабочих сельскохозяйственных предприятий, несовместима с паразитическими интересами торгово-олигархических структур. Крестьянской среде России, безусловно, присущи и отрицательные черты: жестокость, низкая образованность, но, в отличие от торгово-олигархической  среды, в ней никогда не зарождались организованные преступные сообщества и группировки, в ней никогда не развивались массовые процессы подкупа, взяточничества и коррупции. Исторический опыт России в период реформ Столыпина П.А. и в период НЭПа в СССР, а также современных развивающихся стран: Китая, Бразилии, Турции показывает, что при благоприятной обстановке крестьяне-фермеры способны быстро самоорганизовываться в различные кооперативные союзы, где развиваются процессы конкуренции и творчества, но никогда – подкупа, сговора и коррупции. 
  Для подготовки фермеров нужно будет создавать специальные школы, для них нужно будет организовывать районные кооперативные структуры с различными перерабатывающими предприятиями, так как к олигархическим структурам ни один крестьянин не пойдёт из-за боязни быть ограбленным. 
  
Решение проблемы возрождения племенного дела в России видится в очень далёкой и сомнительной перспективе. Культура племенного дела в среде животноводов складывается веками при благоприятной политической и экономической обстановке. Основное звено в племенном деле – это селекционер, обладающий даром художника, досконально знающего не только конституцию и экстерьер животных, но и предвидящий, какое потомство получится от той или иной пары. Поэтому, настоящим селекционером может стать специалист не только с большим стажем работы, но и происходящий из династии селекционеров, как это было в России до 1917 г. Что такое селекционер старого типа автор знает по опыту своих предков. В семье моей матери из поколения в поколение занимались оценкой, отбором и подбором племенного скота. В семье постоянно совещались, с каким производителем случить лучших маток, чтобы получить идеального продолжателя линии. Такие энтузиасты сейчас встречаются в среде коне-, собако- и голубе– водов. После коллективизации моя родная тётка, Рубина Анна Николаевна была председателем колхоза «Дружба» Вятского сельсовета Давыдковского (затем - Толбухинского, теперь – Некрасовского) р-на Ярославской обл. В колхозе придерживались старых принципов разведения, содержания и кормления животных. В колхозе была высокая по тем временам продуктивность животных. Колхоз до и после войны 1941-1945 гг. был постоянным участником сельскохозяйственных выставок в Москве с показом коров, овец и свиней. Когда началась война, животных с выставки ВСХВ пришлось гнать домой за 300 км своим ходом. При этом 12 маленьких поросят несли на руках. Однако, в 1956 г. во время хрущёвских реформ по укрупнению сельхозпредприятий колхоз «Дружба» ״канул в лету״.
  
Бывший граф, бывший консультант Двора Его Императорского Величества Николая II по комплектованию конного состава для царской семьи (совместно с проф. П.Н.Кулешовым, автором всех первых «советских» учебников по зоотехнии), инициатор издания ленинского декрета о племенном деле от 1918 года, академик ВАСНИЛ Николай Дмитриевич Потёмкин рассказывал нам, студентам, что в царские времена Ярославская губерния была одним из мировых центров селекционно-племенного дела во многих отраслях животноводства, не уступая Англии и Голландии. Ярославские крестьяне вывели прекрасные для своего времени породы сельскохозяйственных животных: ярославскую породу молочного скота, не уступавшую по тому времени по удоям молока голландскому скоту; породу лошадей русский тяжеловоз, отличавшуюся от западноевропейских тяжелых пород способностью перевозить грузы на тысячи километров; брейтовскую породу свиней, отличавшуюся до недавнего времени наивысшей плодовитостью; и уникальную романовскую породу овец. Безусловно, романовская порода овец является непревзойдённым до сих пор мировым шедевром животноводческого селекционного искусства по показателям плодовитости и качеству шубного сырья. За один окот матка приносит 3-5, бывает, 9 ягнят. Шубки из шкур шестимесячных ягнят отличаются лёгкостью, мягкостью и неотразимой привлекательностью. В 1968 г. на зимнюю Олимпиаду во французском Гренобле спортсмены СССР приехали в белых овечьих полушубках, сшитых из шкур романовских ягнят, чем произвели фурор среди западных модельеров. После того, как выяснилась природа этих шубок, многие страны просили руководство СССР продать им романовских овец. Продали только Франции. Сейчас часто продаются такие полушубки в магазинах модной одежды, но исключительно импортные.  Селекционеры многих стран пытались и пытаются создать что-то подобное романовской породе. Нигде не получается! Крестьяне Грузии создали также многоплодную имеретинскую породу овец, но с низким качеством шубного сырья. Селекционеры Австралии за 70 лет создали многоплодную тонкорунную породу овец «Бурула», но качество шерсти у неё оказалось низким и она не получила широкого производственного распространения даже на своей родине. 80-ти летняя работа по выведению многоплодной породы каракульских овец в НИИ животноводства «Аскания Нова» также не привела к результатам, удовлетворяющим запросы потребителей.
  
Ярославская губерния была также одним из мировых  центров селекции в овощеводстве. На Ярославской земле в 19-м веке вырос выдающийся русский селекционер-агроном Грачёв Ефим Андреевич, который за выдающиеся по урожайности и разнообразные сорта овощных культур на разных международных выставках был награждён 11 золотыми (в т.ч. на некоторых выставках получал по 2 золотые медали), 41 серебряными и 11 бронзовыми медалями. Трудно вообразимый результат (даже для специализированного института), не превзойдённый до сих пор и немыслимо, что когда-либо будет превзойдён! 
  
По  сути дела на Ярославщине с прилегающими губерниями за многие столетия сформировалась сельскохозяйственная селекционная цивилизация.
  
Однако  массовые репрессии в период гражданской  войны и последующая коллективизация в СССР привели к практически полному уничтожению селекционных кадров на Ярославщине. Трагический опыт искоренения селекционной цивилизации на Ярославщине, как ничто другое, убеждает, что в учении коммунизма, за всеми его светлыми лозунгами и намерениями, заложено чрезвычайно ядовитое зерно, отравляющее человеческое сознание, вытравляющее из человека  цивилизационные мировоззрения, формирующее в общественном сознании навыки и привычки звериного сообщества. Многие общественные взгляды на взаимоотношения людей, приобретённые в период коммунистической диктатуры, остаются в неизменности до сих пор. 
  
Подавляющая часть россиян категорически  заинтересована в биологически полноценных  и безопасных молоке и мясе. Однако, сегодняшние реалии нашего общества показывают, что для осуществления этой заинтересованности нужно преодолеть серьёзные преграды. Дело в том, что основы нашего современного общественного сознания сформировались при коммунистической диктатуре, категорически не допускавшей политического свободомыслия. Коммунистическая государственная и идеологическая система базировалась на фундаменте вождизма. Вождь обладал неограниченной властью, и только он определял политическую линию развития страны. Сомнения, тем более, критика политической линии вождя немедленно и жестко подавлялись. Коммунистическая 70-ти летняя тирания сильно изуродовала общественное сознание людей России. Плоды коммунистического общественного воспитания ярко проявились в 1990-е годы: как только рухнула тирания, по всей стране группы людей стали самостоятельно организовываться в бандитские грабительские группировки. Одновременно выяснилось, что у основной массы честных людей труда, науки, искусства полностью отсутствуют навыки и привычки к самоорганизаци, к принятию решений без приказа «сверху» для нормального устройства жизни. 
  
По  моему мнению, в России воссоздание  здорового неинфицированного животноводства, возрождение племенного дела и восстановления роли зоотехнической и ветеринарной науки возможно только в том случае, если все основные слои общества: фермеры, рабочие промышленных и сельскохозяйственных предприятий, служащие государственных учреждений: учителя, врачи, военнослужащие; а также учёные, работники искусства, студенты, пенсионеры и вся интеллигенция осознают смертельную опасность для себя и своего потомства производства и потребления молока и мяса, загрязнённых инфекциями и биогенными ядами.
    
 Автор: Кундышев Павел Павлович, 1939 г. рождения, выходец из потомственной семьи животноводов-селекционеров, зоотехник, ветврач, кандидат биологических наук, научный консультант, специалист по молочному скотоводству, свиноводству и овцеводству с 50-ти летним стажем научной и производственной работы. В 1963-1965 гг. во время работы на молочной ферме техником искусственного осеменения коров и ветеринарным гинекологом разработал оперативную систему учёта по воспроизводству, разошедшуюся затем по стране под названием «стенд воспроизводства». В 1977-1980 гг. разработал технологию замораживания (криоконсервации) семени (спермы) баранов, которая в комиссионных производственных испытаниях, организованных МСХ СССР в 1980-1981 гг., показала лучшие результаты по оплодотворяемости овцематок по сравнению с 6-ю другими технологиями, представленными разными НИИ животноводства СССР. В 1976-1979 гг. при исследованиях биологии воспроизведения овец открыл ранее неизвестный способ выявления доминантного (препотентного) производителя в нерегулируемых стадах овец при естественном отборе. В начале 1990-х годов разработал технологию УЗИ-диагностики супоросности свиноматок для крупных свиноферм, которую внедрил на большинстве «советских» свинокомплексов. 


Опрос: Субсидиарная ответственность


Интересные статьи
Зачем России МТО? Опыт кооперации Австрии и Германии для России.
Зачем России МТО? Опыт кооперации Австрии и Германии для России.
В Германии по состоянию на 2010 год 53% всех сельхозтоваропроизводителей были объединены в Машинно-тракторные общества (МТО) и более 42% сельхозугодий обрабатывались членами МТО. В конце июня 2014 года подобная программа начала свою работу в России - одновременно в Московской, Рязанской и Волгоградской областях. Как МТО работают в странах Европы и насколько актуально внедрение организаций подобного рода в России? Об этом размышляет руководитель программы поддержки малого бизнеса и кооперативов &...
Стратегии обеспечения безопасности пищевой продукции
Стратегии обеспечения безопасности пищевой продукции
Если речь идет о повышении безопасности пищевой продукции, то в Германии за последние годы многое было достигнуто. Усовершенствованы организационные структуры, усилен контроль безопасности пищевой продукции...
О породах КРС Австрии
О породах КРС Австрии
Скотоводов Австрии называют носителями имиджа сельского хозяйства Австрии. В 2011 году было импортировано 34700 голов племенного скота! Рекорд среди европейских стран. 40 000 племенных животных (телки, коровы, быки, телята) выставляются на 140 аукционах. Все животные и эмбрионы благодаря целенаправленному государственному ветеринарно-медицинскому обслуживанию стада свободны от туберкулёза, бруцеллёза, лейкоза, BVD, IBR/IPV.
Организация фермерских хозяйств Австрии
Организация фермерских хозяйств Австрии
Все фермерские хозяйства имеют традиции, историю нескольких поколений. Некоторые крестьянские дворы имеют статус аграрной школы, где проходят практику юные животноводы. Высокий стандарт и качество - приоритет фермеров, поэтому хозяйства либо маленькие, либо очень маленькие
Партнеры