Союз организаций и лиц, содействующих развитию сельской кооперации, "СельКооп"

Хотя мир в целом двигается вперед, молодежи приходится всякий раз начинать сначала.

Иоганн Вольфганг Гете

СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ КООПЕРАТИВЫ: ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ ПОДТЕКСТ

23 Апреля 2020
СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ КООПЕРАТИВЫ: ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ ПОДТЕКСТ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
кооперативного сектора экономики
Научнотеоретический журнал, №1-2020, стр. 99-109

СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ КООПЕРАТИВЫ:
ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ ПОДТЕКСТ

AGRICULTURAL COOPERATIVES:
INSTITUTIONAL AND REGIONAL SUBTEXT

Соболев Александр Валерьевич – доктор экономических наук, профессор кафедры экономики Российского университета кооперации;
Пахомов Владимир Михайлович – доктор экономических наук, профессор кафедры экономики Российского университета кооперации;
Рыкалин Артур Сергеевич – научный сотрудник, Евразийский центр продовольственной безопасности МГУ им. М.В. Ломоносова;

Sobolev A.V. – Doctor of Science (Economic), Professor, The Chair of Economics, Russian University of Cooperation.
Pakhomov V.M. – Doctor of Science (Economic), Professor, The Chair of Economics, Russian University of Cooperation.
Rykalin A.S.  – Researcher, Eurasian Center for Food Security Moscow State University

Аннотация. Актуальность и новизна работы. Выявляются и анализируются современные тенденции развития сельскохозяйственных кооперативов в институциональном и территориальном аспектах. В целях более глубокого анализа предлагается использовать экономическую теорию кооперации.
Цель работы. Дать характеристику современной эволюции и трансформации развития кооперативов, показать их роль в сельском хозяйстве и формировании инфраструктуры сельских территорий.
Материалы и методы исследования. Использованы официальные источники, интернет-ресурсы, литература, посвященная кооперативной тематике, данные последних мониторингов кооперативов Международного кооперативного альянса, а также отчётов по развитию сельскохозяйственной кооперации Европейского Союза. Авторский анализ применяется ко всем материалам и методам исследования.
Результат работы. Предлагаются выявленные институциональные тренды и тенденции развития сельскохозяйственных кооперативов рассматривать в свете экономической теории кооперации, которую разработал русский ученый И.В. Емельянов. Потеря кооперативной идентичности как общемировой тренд осложняет институциональный и региональный анализ с использованием методологии формирования сплошной статистической выборки. Поскольку использование новых методологических подходов к организации кооперативов может сэкономить финансовые ресурсы российскому бюджету в плане повышения эффективности расходования средств на развитие сельскохозяйственной кооперации в России, следует более тщательно с точки зрения экономического обоснования подходить к раскрытию природы и сущности кооперации.

Abstract. Relevance and novelty of the work. The current trends in the development of agricultural cooperatives in the institutional and territorial aspects are identified and analyzed. For a more in-depth analysis, it is proposed to use the economic theory of cooperation.
The purpose of the work. To characterize the modern evolution and transformation of the development of cooperatives, to show their role in agriculture and the formation of rural infrastructure.
Materials and methods. We used official sources, Internet resources, literature on cooperative topics, data from the latest monitoring of cooperatives of the International cooperative Alliance, as well as reports on the development of agricultural cooperation in the European Union. The author's analysis is applied to all materials and research methods.
The result. The identified global trends in the development of agricultural cooperatives are proposed to be considered in the light of the economic theory of cooperation, which was developed by the Russian scientist Ivan V. Emelianoff and is still little known in Russia. The loss of cooperative identity as a global trend complicates institutional and regional analysis using a continuous statistical sampling methodology. Since the use of new methodological approaches to the organization of cooperatives can save financial resources for the Russian budget in terms of increasing the efficiency of spending funds on the development of agricultural cooperation in Russia, it is necessary to approach the disclosure of the nature and essence of cooperation more carefully from the point of view of economic justification.

Ключевые слова: сельскохозяйственная кооперация, сельскохозяйственные кооперативы, принципы кооперации, формы кооперации, аграрная политика, экономическая теория кооперации, И.В. Емельянов.

Key words: agricultural cooperation, agricultural cooperatives, principles of cooperation, forms of cooperation, agricultural policy, economic theory of cooperation, Ivan V. Emelianoff.

Следует признать, что в России сельскохозяйственная кооперация по-прежнему не вышла на качественный уровень развития. Несколько десятилетий различных программ её поддержки так и не привели к масштабному появлению и развитию кооперативного сектора в сельской местности. И это несмотря на складывающиеся современные подходы к определению роли и места кооперации в экономике муниципального АПК, которые позволяют рассматривать её не только как инфраструктурный институт поддержки малых форм хозяйствования, но и как механизм обеспечения увеличения производства аграрной продукции и оказания услуг на селе. В настоящее время особенно значительная роль кооперации отводится в сфере сохранения и устойчивого развития сельских территорий, где всестороннее развитие кооперации на уровне муниципалитета (района) позволяет и способствует повышению эффективности управленческих решений, как в целом в муниципальном образовании, так и на поселенческом уровне. Отечественный и зарубежный опыт подтверждает значение кооперации, как одной из важнейших составляющих создания и функционирования эффективной системы управления АПК на низовом уровне (район, поселение).
Сельскохозяйственные кооперативы в разные периоды и в разных странах играли и продолжают играть большую роль в усилении малых форм хозяйствования, особенно в сельской местности. Государственная поддержка фермеров, развитие сельских территорий и сообществ, борьба с бедностью и голодом, организация системы сельских консультационных услуг, решение проблем продовольственной безопасности – эти и другие вопросы агропродовольственной политики напрямую связаны с кооперативами. Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) признаёт решающую роль кооперативов и других фермерских организаций в поддержке малых сельскохозяйственных производителей.
Сегодня пока еще не приходится говорить об устойчиво работающей системе кооперации по всей стране, хотя в разные периоды и в разных областях отмечался всплеск активности в этом направлении. У значительного ряда кооперативов отсутствует активная хозяйственная деятельность, многие имеют только кооперативную организационно-правовую форму, но не соблюдают кооперативные принципы управления. В этой связи целесообразно обратиться к зарубежному опыту, который более продолжителен и богат, по сравнению с достаточно молодым «постсоветским».
Согласно мировому мониторингу 300 крупнейших кооперативов мира (только что опубликованному за 2019 год), в сельском хозяйстве кооперативы составляют (32%), и они также распространены в таких отраслях, как страхование (39%), оптовой и розничной торговле (18%), банковских и финансовых услугах (7%) [1]. Если рассматривать численность всех кооперативов мира, то сельскохозяйственная кооперация является превалирующим видом в кооперативном движении.
Во многих зарубежных странах кооперативы продолжают играть существенную социально-экономическую роль для сообществ, в которых они работают, в том числе на муниципальном (районном) уровне. Например, в Европейском Союзе распространён особый тип фермерских кооперативов – торговые ассоциации, которые отстаивают интересы фермеров и одновременно являются ценными партнёрами для переработчиков, оптовиков и розничных продавцов, так как координируют поставки больших партий продуктов одинакового качества [1]. Торговые ассоциации, в отличие от маркетинговых кооперативов, не владеют активами и не предполагают владения продуктами своих членов ни на какой стадии производства или маркетинга.
Европейские фермеры имеют множество возможностей по организации внутреннего управления в кооперативах. В некоторых странах кооперативное движение и законодатели вынуждены обращать особое внимание на то, чтобы фермеры-члены кооперативов могли эффективно контролировать и совет директоров, и профессиональных менеджеров, например, посредством усиления возможностей наблюдательного совета и разрешения экспертам, не являющихся членами кооператива, входить в совет директоров и наблюдательный совет [2].
На основе обобщения европейского опыта было выявлено более 300 направлений и мер государственного регулирования кооперативов на европейском, национальном, региональном и муниципальном уровнях. Кооперативное законодательство, правила конкуренции, финансовые стимулы – интерес к этим направлениям наблюдается в большей степени среди всех участников кооперативного движения. Существуют различные меры поддержки среди стран-членов Евросоюза. Кооперация, её формы и меры регулирования разнообразны и учитывают исторические, культурные, экономические и другие особенности.
Кооперативы особенно выигрывают от гибкого кооперативного законодательства, одинарного налогообложения и чётко определённых правил конкуренции. Советники и консультанты по развитию кооперации рекомендуют, чтобы государство развивало технологическую инфраструктуру для кооперативов, например, в виде складов (логистики) или станций технического обслуживания.
В ЕС кооперативам оказывается множественная поддержка, так как их воспринимают в том числе как один из главных факторов устойчивого развития сельских территорий. В современной России, например, чётко прослеживается картина того, что агрохолдинг может способствовать развитию агропромышленного комплекса, но не всегда развитию сельских территорий. Современные интенсивные технологии характеризуются высокой производительностью труда и много работников и жителей села им не всегда нужно, а часто для них это просто избыточное обременение и увеличение расходной части.
Связь между кооперативами и развитием сельских территорий множественна. Европейские кооперативы часто являются важным работодателем в регионе и муниципалитете, обеспечивающим экономический рост. Кооперативы также содействуют достижению общественных целей: развитию человеческого капитала, улучшению конкуренции, охране окружающей среды и др.
В ЕС высока доля кооперативов в молочном подкомплексе, фруктах и овощах, так как эти продукты подвержены порче и соответственно имеют высокие трансакционные издержки по маркетингу и логистике. Также высока доля кооперативов по вину и оливкам.
Пропорциональное голосование, профессиональный менеджмент и внешний надзор позитивно сказываются на результатах функционирования сельскохозяйственных кооперативов ЕС. Тенденция такая, что первичные кооперативы на муниципальном уровне всё больше и больше сами вовлекаются в переговоры, поэтому федеральные (третьего уровня) кооперативы в ближайшее время могут стать ненужными.
В Европе развиваются гибридные кооперативные формы, где собственниками становятся инвесторы, а не потребители услуг. Гибридные кооперативы по-прежнему находятся в собственности фермеров, но не обязательно фермеров-потребителей их услуг. Существует много организаций производителей, которые придерживаются кооперативных принципов, но не являются кооперативами по национальному законодательству. Выбор кооперативной формы определяется в основном практической потребностью, а не идеологической, и зависит от институционального контекста, включающего законодательные, общественные и культурные аспекты.
По опыту стран ЕС, низкая капитализация кооперативов – один из существенных ограничительных факторов развития кооперации. Но неэффективная бизнес-модель является ещё большим ограничением. В ходе мирового кооперативного мониторинга [1] было выявлено, что крупные кооперативы не имеют специфических проблем с привлечением капитала и долгового финансирования, свойственным малым кооперативам низового, муниципального уровня. Многие исследователи и практики считают, что присущие многим кооперативам ограничения по внешнему финансированию являются основным тормозом, мешающим кооперативам развиваться и конкурировать с некооперативными коммерческими организациями. Эффективные инвесторы зачастую не хотят вкладывать ресурсы в кооперативные формирования, где контроль управления осуществляется не в соответствие с вложенным капиталом, а по традиционному кооперативному принципу «один член – один голос». Мировая тенденция развивающихся кооперативов – послабление этого принципа для привлечения в кооперативные проекты ресурсов, что приводит к преференциям в управлении для инвесторов, больше других вкладывающих капитал.
В восточноевропейских странах, ставших новыми членами Европейского Союза, ситуация с кооперацией довольно разнообразна и контрастна. Сказываются различия в историческом опыте, политических течениях, социокультурном контексте, а также результаты земельных реформах до и после коллективизации, влияние кооперативных традиций, коллективной памяти и т.д. Во всех “постсоциалистических” кооперативах существенной помехой в развитии кооперации является низкий уровень доверия. Здесь наблюдается ситуация, схожая с ранними стадиями развития кооперативного движения в Западной Европе, когда доверительные отношения только выстраивались. Зачаточная деятельность часто распространена в небогатых муниципалитетах, в которых сельские сообщества незащищены и уязвимы, а проблемы «безбилетника» требуют повсеместного решения. Первичным кооперативам явно недостает умелого лидерства, заслуживающего доверия.
Исследователи выявили 46 кооперативов, членами которых являются граждане многих государств – это транснациональные кооперативы, как правило, базирующиеся в северо-западной Европе в молочном и фруктово-овощном секторах, которые частенько имеют иностранные дочерние структуры. Поглощая или создавая иностранные фирмы, которые управляются инвесторами, такие кооперативы расширяют своё иностранное присутствие. Предпочитается в основном именно такая интеграция, хотя, казалось бы, что более верным должно быть приглашение иностранных фермеров стать членами кооператива или хотя бы слияние с другими кооперативами. В качестве главной причины такого развития указывается избегание размывания прав собственности, то есть прав на доход и контроль. В рамках Евросоюза в межстрановых слияниях не существует никаких сдерживающих законодательных барьеров.
Крупнейшие мировые сельскохозяйственные кооперативы, во-первых, всё больше отступают от классических кооперативных принципов, особенно «один член-один голос», чтобы быть результативными и конкурентными на глобальных рынках. Ориентация на экспорт [3], использование передовых цифровых и биологических технологий, переход на корпоративные методы управления, большая ориентация на прибыль – эти тенденции распространяются по всему миру. Например, крупнейшие американские кооперативы «Land O’Lakes» [4] и «CHS» [5] по сути стали крупными транснациональными корпорациями, постоянно расширяющими и регионы присутствия, и виды деятельности, и масштаб. В азиатских странах, особенно Японии и Южной Корее, крупнейшие сельскохозяйственные кооперативы почти приняли форму государственных корпораций по развитию агропромышленного комплекса [6]. Крупнейшие кооперативы Швейцарии, «Migros» [7] и «Coop» [8], функционируют как классические федеральные торговые сети с выстроенной системой лояльности и положительным образом за счёт кооперативной принадлежности, хотя по сути практически не отличаются от крупнейших торговых сетей России.
Американский молочный сельскохозяйственный кооператив «Land O’Lakes» является одним из памятников успеха кооперативного движения, хотя и его многие фермеры обвиняют в том, что он уже давно отошёл от классических рочдельских кооперативных принципов и нарушает Закон Каппера-Вольстеда (Capper-Volstead Act) от 1922 г. Некоторые фермеры-пайщики «Land O’Lakes» недовольны низкими ценами, по которым кооператив с ним рассчитывается [9].
Закон Каппера-Вольстеда, или Закон о кооперативных маркетинговых ассоциациях, предоставляет объединениям производителей сельскохозяйственной продукции исключения по антимонопольному законодательству [10]. Крупный молочный кооператив по сути обвиняют в превращение в монополию под прикрытием кооперативной формы. Вступая в сговор с такими крупными агропромышленными игроками, как «Dean Foods», «Молочные фермеры Америки» («Dairy farmers of America»), «Shreiber Foods» и др., «Land O’Lakes» манипулировал ценами на Чикагской товарной бирже, импортируя молочный протеиновый концентрат  с целью снижения закупочных цен на жидкое молоко от своих фермеров. Кооперативу также ставят в вину использование опасных биотехнологических продуктов.
В конце 2017 г. в США был принят закон, дающий большие налоговые преференции фермерам, продающим свою продукцию кооперативам. Налоговому вычету подлежит 20% от суммы продаж кооперативу. Если налогооблагаемая прибыль фермера окажется меньше, чем пятая часть поставок в кооператив, то он будет вообще освобождён от уплаты налогов. При продаже не кооперативу налоговый вычет фермера составит 20% от прибыли, а не выручки. Данная мера планируется до 2025 г. Многие торговые фирмы стали задумываться о том, чтобы регистрировать кооператив для осуществления своей оперативной деятельности [11]. Законодатели дают большие преференции кооперативам, чтобы повысить их рыночную власть для справедливой конкуренции с агрохолдингами.
Такой конкретный и простой налоговый стимул является реальной государственной поддержкой в развитии кооперации. В России же пока, наоборот, всё законодательное сопровождении сельскохозяйственной кооперации только отпугивает фермеров от создания и расширения кооперативов. Регистрация юридического лица, подготовка и сдача бухгалтерской и налоговой отчётности, формальные процедуры по организации управления, риски двойного налогообложения, система предоставления государственной поддержки, обширная надзорная система за деятельностью организаций – всё это не способствует тому, чтобы российские фермеры объединялись в кооперативы. Простота и выгодность создания и управления сельскохозяйственными кооперативами могли бы существенно ускорить становление кооперативного сектора в сельской местности. Пока же существуют лишь небольшие эпизодические примеры успешной кооперации в России. Например, в Липецкой области удалось активизировать кооперирование сельских жителей за счёт активного подключения государственных и муниципальных чиновников, в оценку эффективности деятельности которых добавились показатели по кооперации [12].
Чтобы понять масштаб крупнейших мировых сельскохозяйственных кооперативов, обратимся к статистике по американскому «Land O’Lakes». Он объединяет порядка 2000 прямых членов-производителей и 1000 членов-кооперативов, в нём трудятся 10 тыс. работников, которые участвуют в переработке и продаже от 300 тыс. сельскохозяйственных производителей. Годовой объём молока, которое проходит через систему кооператива, составляет порядка 12 млрд. пудов. В ежегодном отчёте Национального кооперативного банка США “NCB Co-op 100” за 2017г. [13] «Land O’Lakes» занял третье место по выручке среди всех кооперативов США, являясь одним из крупнейших производителей молочного масла и сыра в США.
«Land O’Lakes» был основан в 1921г. представителями 320 маслобоен как Ассоциация кооперативных маслобоен Миннесоты. Основная цель организации заключалась в совершенствовании маркетинга и качества масла для повышения прибыльности молочной индустрии. Ассоциация развила и внедрила систему контроля, градации и сертификации масла, что позволило повысить однородность продукции. В 1924 г. стандартизированное сладкое сливочное масло стало выходить под брендом «Land O’Lakes». Многие конкуренты переняли такой подход и сертификация качества стала популярной маркетинговой стратегией.
Кооператив разрастался при помощи различных поглощений. В 2001 году за 360 млн. долл. была приобретена компания “Пурина Миллс” (Purina Mills), специализировавшаяся на кормах для животных. В 1978 году кооператив вошёл в бизнес по упаковке мяса, купив компанию “Спенсер Биф” (Spencer Beef). В 1999 году была частична приобретена компания по изготовлению яиц “МоАрк” (MoArk). В 2012 году была куплена компания по производству десертов (Kozy Shack Enterprises). В 2013 году «Land O’Lakes» поглотил компанию «Геосис» (Geosys), которая занимается спутниковыми системами и картографией на основе зелёной биомассы. В 2016 году была куплена биотехнологическая компания «Ceres», производящая биотопливо из генно-модифицированных семян. В состав группы компаний «Land O’Lakes» входит также дочерняя фирма «Northwest Food Products Transportation», занимающаяся транспортировкой молока и молочных продуктов. В 2017 и 2018 годах процесс приобретения новых компаний продолжился. Таким образом, по стилю управления «Land O’Lakes» похож на крупную транснациональную корпорацию, агрессивно расширяющуюся и увеличивающую свою рыночную власть.
В 2015 году в рамках мирового кооперативного мониторинга был составлен рейтинг крупнейших сельскохозяйственных кооперативов мира [7]. Первое место заняла Национальная федерация сельскохозяйственных кооперативов Южной Кореи (National agricultural cooperative federation, NACF). В её системе трудится 110 тысяч сотрудников, а годовая выручка превышает 55 млрд. долл. NACF представляет собой многоцелевой кооператив, который занят тремя основными видами деятельности: сбыт и снабжение в области сельского хозяйства, страхование и банковские услуги, консультационные услуги на селе. Основанный 60 лет назад, NACF сегодня охватывает более 80% всех фермеров страны, а это 2,44 миллиона индивидуальных членов 1165 кооперативов.
Поскольку классическим кооперативам сложно выдерживать конкуренцию (финансово-экономическую, идеологическую и проч.) с корпоративными структурами, то для повышения рыночной результативности самые крупные из них встают на путь «корпоративизации», пренебрегают традиционными кооперативными принципами. Этот мировой тренд сегодня не обходит стороной NACF, поэтому её часто подвергают критике, которая небезосновательна. Этот растущий конгломерат все больше стал зависеть от небольшой группы лиц, которые контролируют его, а по мере его роста кооперативные принципы демократического управления уходят на второй план.
Вторая строчка в рейтинге сельскохозяйственных кооперативов досталась японской компании «Zen-Noh» – это Национальная федерация ассоциаций сельскохозяйственных кооперативов [15]. Её создали в 1972 году с участием Национальной маркетинговой федерации ассоциаций сельскохозяйственных кооперативов и Национальной федерации ассоциаций снабженческих сельскохозяйственных кооперативов. Сегодня эта мощная японская корпорация кооперативов, которая имеет выручку 48,37 млрд. долл., включает 993 кооперативных союза. Она имеет главную, общенациональную штаб-квартиру и 34 штаб-квартиры в префектурах Японии. Её зарубежные филиалы расположены в крупнейших городах Европы, Азии, Америки (Нью-Йорк, Сингапур, Лондон, Дюссельдорф, Пекин, Шанхай, Гонконг, Бангкок и т.д.). «Zen-Noh» занята многочисленными видами деятельности, основные направления которой – производство риса, зерна, овощей, фруктов, молока, мяса; снабжение сельских производителей техникой, удобрениями, ядохимикатами, нефтепродуктами, упаковочными материалами; хранение и сбыт, а также логистика как внутри страны, так и за рубежом.
Кроме того, компания оказывает консультационные и образовательные услуги по улучшению сельскохозяйственных технологий, планирования, маркетинга, и в целом качества управления; услуги по управлению кооперативными складскими комплексами; услуги по контролю в сфере строительства; транспортные услуги; услуги по генерации солнечной энергии; услуги по созданию животноводческих рынков; услуги по организации сотрудничества с иностранными кооперативами. «Zen-Noh» входит в Сельскохозяйственную группу Японии, которая также включает различные сельскохозяйственные кооперативные организации, осуществляющие производство, сбыт, снабжение, страхование и банковские услуги.
На третьей строчке рейтинга крупнейших сельскохозяйственных кооперативов обосновалась американская компания «CHS Inc». Её годовая выручка составила 44,48 млрд. долл. Для своих фермеров этот кооператив поставляет минеральные удобрения, топливо, корма, услуги по сбыту. За 2017 год компания получила чистой прибыли на 1,279 млрд. долл. Владельцами «CHS» выступают 948 кооперативов, 75 тысяч производителей и 20 тысяч собственников привилегированных акций. В компании работают 11 тысяч сотрудников. «CHS» занимается розничными продажами своей продукции в более чем 450 сообществах в 16 штатах США и Канады. Её услугами пользуются более 140 тысяч покупателей. Компания выращивает ежегодно более 650 млн. бушелей зерна, а также поставляет более 275 млн. галлонов топлива. «CHS» только за 7 лет дала возможность фермерам-собственникам получить паевых выплат на сумму более 7,5 млрд. долл. Компания на внутреннем рынке и в 65 странах продаёт ежегодно более чем 2 млрд. бушелей зерновых и масленичных культур. У корпорации имеется транспортное подразделение, которое управляет одним из крупнейших частных парков большегрузных грузовиков в США.
На основе опыта сельскохозяйственной кооперации ЕС и других стран можно выделить ключевые тенденции её развития в мире:
1. Корпоративизация кооперативов. Кооперативы всё больше уходят от социальных идей и всё больше ориентируются на методы и формы управления, присущие корпорациям с их фокусом на результативность.
2. Угасание исторической значимости кооперативов. Агрохолдинги, различные альтернативные виды фермерских объединений, ассоциации, союзы, самостоятельное фермерство – эти и другие формы на протяжении нескольких десятилетий замещают кооперативные формы в сельском хозяйстве.
3. Снижение потребности в кооперативах. В условиях развития личного транспорта, связи, адресной государственной поддержки и финансирования некоммерческих организаций, сельских консультационных служб, прямых продаж, развития цифровых технологий роль кооперативов уже становится часто избыточной и ненужной. Множество сервисом «под ключ» может просто снимать для фермера необходимость кооперироваться.
4. Глобализация. Сельскохозяйственные рынки всё больше концентрируются. Семена, удобрения, техника, розничные и оптовые продажи, логистика – эти подотрасли АПК становятся всё больше открыты для крупного капитала, выдержать конкуренцию с которым у мало капитализированных кооперативов не получается.
5. Конвергенция. Кооперативные принципы зачастую проникают и в коммерческие организации. Социальное предпринимательство, народные предприятия, «бирюзовые» организации, социально ответственные предприятия, локальные сообщества – эти формы коммерческих предприятий порой могут в большей степени демонстрировать кооперативные принципы работы, чем формальные кооперативы, которым не удаётся в рамках своих организаций воплотить кооперативные идеи на практике.
6. Разнообразие. В различных странах и отраслях активно используются различные формы кооперативов, методы управлениями ими и государственной поддержки.
7. Огосударствление. Многие крупнейшие мировые кооперативы становятся проводниками государственной сельскохозяйственной политики, особенно в Юго-Восточной Азии, и по сути уже не могут в чистом виде называться кооперативами.
8. Отсутствие идентичности. Во всём мире кооперативы теряют свою идентичность. Нет обще принятых понятий, определений, принципов, практических моделей, законов – многие заинтересованные стороны по-разному трактуют кооперацию и из-за этого не получается наладить устойчивое развитие кооперативных формирований.
В российской науке и практике государственного управления обозначенные выше тенденции не оглашаются и не формулируются в должной степени, что существенно снижает результативность многолетних попыток развить сельскохозяйственные кооперативы «сверху» (разных программ и многих национальных, ведомственных, партийных и других проектов). Казалось бы, кооперативы регулярно появляются, и их организации способствуют бюджетные средства, целенаправленно выделяемые (гранты, субсидии и др.), и кроме того, их появлению помогают трафаретные или стандартные лекала [17]. Тем самым, кооперативы зачастую демонстрируют бурный рост численности и позитивные динамики в статистической и ведомственной отчетности, но они также регулярно, но более быстрыми темпами, эту отчетность покидают, отражая тем самым свою низкую устойчивость к негативному воздействию внешних и внутренних факторов. В целом, однако, сельского кооперативного движения так и не возникло. Кооперативы объединяются (например, существуют Федеральный союз сельскохозяйственных потребительских кооперативов, Союз сельской кредитной кооперации). Но эти объединения весьма малочисленны и не в состоянии достойно представлять кооперативные интересы и отстаивать их во взаимоотношениях с государственными структурами. Сегодня эти полномочия взяли на себя две саморегулируемые организации ревизионных союзов сельскохозяйственных кооперативов, но даже такой подход не до конца выражает демократическую философию построения многоуровневых кооперативных систем. А тем временем ускоренное развитие агрохолдингов и «распыленное» состояние множества фермеров и микропредприятий только усиливается.
Следует также обратить внимание на то, что обрекаются на неудачу все попытки объяснить тенденции развития кооперативов с помощью пресловутого «ленинского кооперативного плана» начала 1920-х или сменившего его «чаяновского кооперативного плана» [18]. Ленинские заветы в работе «О кооперации» во многом послужили основанием для осуществления не добровольной, а принудительной коллективизации. Созданные в соответствии с Примерным уставом сельскохозяйственные артели (колхозы) оказались доминирующей формой аграрных предприятий на сельских территориях в составе самого крупного в мире агропромышленого интегрированного объединения во главе с Всесоюзным советом коллективных хозяйств, которое осуществляло непосредственное руководство колхозами. Работа стала вестись через договора о контрактации, которыми устанавливались обязательства артели по организации сельскохозяйственного производства и плановой сдаче всей товарной продукции государству и кооперации. Кроме того, существовали обязательства колхозного объединения и других государственных и кооперативных органов по снабжению артели средствами производства и предметами потребления, по организации кредитной помощи и агротехнического обслуживания артели. Центры коллективных хозяйств (колхозцентры, колхозсоюзы) получили от государства функции оперативно-хозяйственные, организационного руководства и представительства в коллективных хозяйствах, увязки их развития с плановой государственной системой. [19]. Международный кооперативный альянс к подобным кооперативным проектам относился резко отрицательно, поскольку эти организации не отвечали основополагающим принципам кооперативной идентичности, которые провозглашал МКА, и в целом наносили серьезный ущерб имиджу кооперативного движения в мире. В статистике МКА советский эксперимент с колхозами никаким образом не отражался.
А.В. Чаянов и другие представители «неонароднической школы» в 1920-х годах пытались найти компромисс между Советской властью и кооперацией, провозглашая возможность тесного сотрудничества с государством при сохранении кооперацией самостоятельности в своей хозяйственной деятельности. В этой связи они предприняли попытку создать  фундаментальное направление в аграрной экономической теории – учение о некапиталистических системах хозяйствования, которое во многом бы объясняло экономическое поведение любых «производственных ячеек», не ставящих перед собой целью деятельности получение прибыли. Ученые сформулировали ряд запретительных положений об участии в кооперативных объединениях хозяйств предпринимательской направленности (и это также являлось отступлением от общепризнанных международных кооперативных принципов). Неонароднической школе удалось создать теоретическую модель семейно-трудовой устойчивости крестьянского хозяйства, в условиях национализации земли и других средств производства. Однако данная модель практически не была в должной мере апробирована, поскольку её авторы были обвинены в догматических представлениях, и в дальнейшем многие из них были незаслуженно репрессированы [20].
Чаяновское понимание того, что сельскохозяйственная кооперация имеет большое значение и является выражением вертикальной концентрации сельского хозяйства, оказалось явно недостаточным для объяснений всех тех тенденций кооперативного движения, которые были характерны и остаются таковыми для множества стран, включая Россию. Совершенно очевидно, что развивать научный анализ кооперативных проблем невозможно без экономической теории кооперации, которая способна раскрыть природу и сущность кооперативных организаций, наметить траектории их развития, выявить структурные отличия кооперативной и предпринимательской модели ведения агробизнеса.
Если общими и главными причинами неполноценности отечественных кооперативов продолжают, как и прежде, оставаться те рамочные правовые условия, которые создают властные структуры (коммерческий и некоммерческий характер кооперативной организации, ограничения на патронажные выплаты, ограничения по составу участников, завышенная оценка ответственности членов по обязательствам кооператива, принудительный контроль, делегирование ревизий и многие другие), то отсутствие современной экономической теории кооперации является усугубляющим фактором, который деформирует российскую кооперацию, превращая ее в подручный инструмент поддержки отдельных категорий сельскохозяйственных товаропроизводителей, а не в добровольную хозяйственную структуру, действующую в интересах своих членов. Экономическая теория кооперации – основа для того, чтобы проводить более эффективную кооперативную политику и совершенствовать соответствующее законодательство. Но до сих пор Россия не знает такого научного учения или не хочет его знать, хотя экономическая теория кооперации разработана именно русским ученым в эмиграции в основном в 1920-е годы, в период его работы в Русском институте сельскохозяйственной кооперации в Праге [21, 22].
«Экономическая теория кооперации» создана Иваном Васильевичем Емельяновым (1880 –1945) на основе анализа собственной практической кооперативной деятельности в России, многолетней исследовательской работы во взаимодействии с ведущими мировыми научными кооперативными центрами. Труд И.В. Емельянова вызвал большой интерес и огромную дискуссию в научном и практическом плане, тем самым ознаменовал собой начало новой эры в развитии кооперативной теории. Ученый доказал, что «Кооперативные организации представляют собой агрегат экономических единиц», и это дает четкое представление о том, как кооперативы организуются и функционируют по особой экономической и организационной модели, в которой не предполагается наличие категории прибыли в её традиционном понимании. Причем это понимание не ограничивается сельскохозяйственными кооперативами [21].
Для российского ученого и педагога И.В. Емельянова нынешний 2020 год – юбилейный – в ноябре исполнится 140 лет со дня его рождения. Иван Васильевич в силу вынужденных обстоятельств, после 15 лет эмигрантского скитания, принял гражданство США, с которым он прожил свою последнюю дюжину лет. Нам хотелось бы посвятить этот год памяти исследователя кооперации, чье имя и труды, к сожалению, малоизвестны в России. Мы надеемся, что нам удастся изложить его учение, пролив свет на экономическую природу кооперативов, характер деятельности кооперативной организации, о которой многие российские исследователи и практики имеют весьма поверхностное представление [21, 22].

Список использованной литературы

1. The World Co-operative Monitor // International Co-operative Alliance. 2018. URL: https://www.ica.coop/en/world-co-operative-monitor
2. Bijman J., Iliopoulos C., "Farmers’cooperatives in the EU: policies, strategies and organization," Annals of Public and Cooperative Economics, Vol. 85, No. 4, 2014. pp. 497-508.
3. "Development of agricultural cooperatives in the EU," European agri-cooperatives (Cogeca), Brussels, 2015.
4. Модели экспортных кооперативов: обзор лучших практик // Институт развития кооперации. 2017. URL: https://ircoop.ru/blog/105-modeli-eksportnykh-kooperativov-obzor-luchshikh-praktik
5. Boland M., Cooper B., and White J.M., "Making sustainability tangible: Land O'Lakes and the dairy supply chain," American Journal of Agricultural Economics, Vol. 98, No. 2, 2015. pp. 648-657.
6. CHS. Farmer-owned with global connections: [сайт]. [2018]. URL: https:www.chsinc.com
7. World cooperative monitor // Exploring the co-operative economy. A look at the agriculture and food industries sector. 2015. URL: https: //www.ica.coop/sites/default/files/WCM%20Agriculture%20Sector%202015.pdf
8. Rudolph T., Kleinlercher K., Linzmajer M., and Diethelm C. Contributing to competitiveness in retailing by engaging in sustainability: the case of Migros // In: The Palgrave Handbook of Sustainability. Cham. 2018. pp. 467-483.
9. Coop: [сайт]. [2018]. URL: https://www.coop.ch/en/about-us/company.html
10. No More Corrupt Cooperatives! – Land O’Lakes to Face Nationwide Farmer/Consumer/Faith Campaign // Family Farm Defenders. 2011. URL: http://familyfarmers.org/?p=299
11. The Capper-Volstead Act: opportunity today and tomorrow // University of Wisconsin Center for Cooperatives. 1997. URL: http://www.uwcc.wisc.edu/info/capper.html
12. Polansek T., Weinraub M. U.S. tax law co-op preference 'wasted money': agricultural companies // Reuters. 2018. URL: https://www.reuters.com/article/us-usa-tax-agriculture/u-s-tax-law-co-op-preference-wasted-money- agricultural-companies-idUSKCN1G027L
13. Крылов В.С., Семкин А.Г., Баюнов В.А., and Михеев Е.Ю., "Составляющие успешного развития сельхозкооперации в районах Липецкой области," АПК: Экономика, управление, No. 5, 2018. pp. 11-21.
14. The 2017 NCB Co-Op 100 // National Cooperative Bank. 2018. URL: https://ncb.coop/ArticleDocuments/250/NCB-Co-op-100-2017-Web.pdf.aspx?Embed=Y
15. National Federation of Agricultural Cooperative Assosiations, Zen-Noh: [сайт]. [2018]. URL: https://www.zennoh.or.jp/english
16. A look at the agriculture and food industries sector. Exploring the co-operative economy // International Co-operative Alliance. 2015. URL: https:// www.ica.coop/sites/default/files/WCM%20Agriculture%20Sector%202015.pdf
17. Стандарты создания и деятельности сельскохозяйственных потребительских кооперативов: информ. издание. – М.:ФГБНУ «Росинформагротех», 2019. – 64 с.
18. Партия о кооперации [Текст] : Постановления и резолюции ВКП(б). (Апр. 1928 - сент. 1930 г.). - [3-е изд.]. - [Москва] : Кооп. жизнь, 1931. - 190 с.; Черноусов А.А. Примерный устав сельскохозяйственной артели : окончательный текст, утвержденный СНК и Президиумом ЦИК СССР со всеми относящимися к нему директивами и законодательными постановлениями и циркулярами по 7 февраля 1933 г. / сост. А. Черноусов. — 2-е перераб. и доп. изд. — Москва : Власть советов, 1933. — 100 с. http://elib.uraic.ru/handle/123456789/23531 ; Примерный Устав сельскохозяйственной артели [Текст] : Окончательный текст, принятый Колхозцентром, одобренный Народным Комиссариатом Земледелия СССР и утвержденный Совнаркомом СССР и Президиумом ЦИК СССР. - Кострома : Гостипография ''Кр. печатник''. - 8 с.
19. Ленин В.И. О кооперации // Полн. собр. соч., т. 45, С. 370-371.
20. Чаянов А.В. Избранные произведения. – М., 1989.
21. Emelianoff, Ivan V. (1995 [1948] [1942]). Economic Theory of Cooperation: Economic Structure of Cooperative Organizations, reprinted by the Center for Cooperatives, University of California.
22. Соболев А.В. Русская кооперативная мысль и ее выдающиеся представители // Фундаментальные и прикладные исследования кооперативного сектора экономики. 2015, № 2. С. 12-18; Соболев А.В. Александр Васильевич Чаянов: смена вех // Фундаментальные и прикладные исследования кооперативного сектора экономики. 2015, № 6. С. 3-9; Соболев А.В. Емельянов Иван Васильевич: его командировка в кооперативное будущее // В кн. Вахитов К.И. Кооператоры России: история кооперации в лицах. М: ИТК «Дашков и К», 2016. С. 270-275; Соболев А.В. Кооперация: экономические исследования в русском зарубежье. М.: Дашков и К., 2017. 364 с.

References

1. The World Co-operative Monitor // International Co-operative Alliance. 2018. URL: https://www.ica.coop/en/world-co-operative-monitor
2. Bijman J., Iliopoulos C., "Farmers’cooperatives in the EU: policies, strategies and organization," Annals of Public and Cooperative Economics, Vol. 85, No. 4, 2014. pp. 497-508.
3. "Development of agricultural cooperatives in the EU," European agri-cooperatives (Cogeca), Brussels, 2015.
4. Модели экспортных кооперативов: обзор лучших практик // Институт развития кооперации. 2017. URL: https://ircoop.ru/blog/105-modeli-eksportnykh-kooperativov-obzor-luchshikh-praktik
5. Boland M., Cooper B., and White J.M., "Making sustainability tangible: Land O'Lakes and the dairy supply chain," American Journal of Agricultural Economics, Vol. 98, No. 2, 2015. pp. 648-657.
6. CHS. Farmer-owned with global connections: [сайт]. [2018]. URL: https:www.chsinc.com
7. World cooperative monitor // Exploring the co-operative economy. A look at the agriculture and food industries sector. 2015. URL: https: //www.ica.coop/sites/default/files/WCM%20Agriculture%20Sector%202015.pdf
8. Rudolph T., Kleinlercher K., Linzmajer M., and Diethelm C. Contributing to competitiveness in retailing by engaging in sustainability: the case of Migros // In: The Palgrave Handbook of Sustainability. Cham. 2018. pp. 467-483.
9. Coop: [сайт]. [2018]. URL: https://www.coop.ch/en/about-us/company.html
10. No More Corrupt Cooperatives! – Land O’Lakes to Face Nationwide Farmer/Consumer/Faith Campaign // Family Farm Defenders. 2011. URL: http://familyfarmers.org/?p=299
11. The Capper-Volstead Act: opportunity today and tomorrow // University of Wisconsin Center for Cooperatives. 1997. URL: http://www.uwcc.wisc.edu/info/capper.html
12. Polansek T., Weinraub M. U.S. tax law co-op preference 'wasted money': agricultural companies // Reuters. 2018. URL: https://www.reuters.com/article/us-usa-tax-agriculture/u-s-tax-law-co-op-preference-wasted-money- agricultural-companies-idUSKCN1G027L
13. Крылов В.С., Семкин А.Г., Баюнов В.А., and Михеев Е.Ю., "Составляющие успешного развития сельхозкооперации в районах Липецкой области," АПК: Экономика, управление, No. 5, 2018. pp. 11-21.
14. The 2017 NCB Co-Op 100 // National Cooperative Bank. 2018. URL: https://ncb.coop/ArticleDocuments/250/NCB-Co-op-100-2017-Web.pdf.aspx?Embed=Y
15. National Federation of Agricultural Cooperative Assosiations, Zen-Noh: [сайт]. [2018]. URL: https://www.zennoh.or.jp/english
16. A look at the agriculture and food industries sector. Exploring the co-operative economy // International Co-operative Alliance. 2015. URL: https:// www.ica.coop/sites/default/files/WCM%20Agriculture%20Sector%202015.pdf
17. Стандарты создания и деятельности сельскохозяйственных потребительских кооперативов: информ. издание. – М.:ФГБНУ «Росинформагротех», 2019. – 64 с.
18. Партия о кооперации [Текст] : Постановления и резолюции ВКП(б). (Апр. 1928 - сент. 1930 г.). - [3-е изд.]. - [Москва] : Кооп. жизнь, 1931. - 190 с.; Черноусов А.А. Примерный устав сельскохозяйственной артели : окончательный текст, утвержденный СНК и Президиумом ЦИК СССР со всеми относящимися к нему директивами и законодательными постановлениями и циркулярами по 7 февраля 1933 г. / сост. А. Черноусов. — 2-е перераб. и доп. изд. — Москва : Власть советов, 1933. — 100 с. http://elib.uraic.ru/handle/123456789/23531 ; Примерный Устав сельскохозяйственной артели [Текст] : Окончательный текст, принятый Колхозцентром, одобренный Народным Комиссариатом Земледелия СССР и утвержденный Совнаркомом СССР и Президиумом ЦИК СССР. - Кострома : Гостипография ''Кр. печатник''. - 8 с.
19. Ленин В.И. О кооперации // Полн. собр. соч., т. 45, С. 370-371.
20. Чаянов А.В. Избранные произведения. – М., 1989.
21. Emelianoff, Ivan V. (1995 [1948] [1942]). Economic Theory of Cooperation: Economic Structure of Cooperative Organizations, reprinted by the Center for Cooperatives, University of California.
22. Соболев А.В. Русская кооперативная мысль и ее выдающиеся представители // Фундаментальные и прикладные исследования кооперативного сектора экономики. 2015, № 2. С. 12-18; Соболев А.В. Александр Васильевич Чаянов: смена вех // Фундаментальные и прикладные исследования кооперативного сектора экономики. 2015, № 6. С. 3-9; Соболев А.В. Емельянов Иван Васильевич: его командировка в кооперативное будущее // В кн. Вахитов К.И. Кооператоры России: история кооперации в лицах. М: ИТК «Дашков и К», 2016. С. 270-275; Соболев А.В. Кооперация: экономические исследования в русском зарубежье. М.: Дашков и К., 2017. 364 с.

Опрос: Субсидиарная ответственность


Интересные статьи
Зачем России МТО? Опыт кооперации Австрии и Германии для России.
Зачем России МТО? Опыт кооперации Австрии и Германии для России.
В Германии по состоянию на 2010 год 53% всех сельхозтоваропроизводителей были объединены в Машинно-тракторные общества (МТО) и более 42% сельхозугодий обрабатывались членами МТО. В конце июня 2014 года подобная программа начала свою работу в России - одновременно в Московской, Рязанской и Волгоградской областях. Как МТО работают в странах Европы и насколько актуально внедрение организаций подобного рода в России? Об этом размышляет руководитель программы поддержки малого бизнеса и кооперативов &...
Стратегии обеспечения безопасности пищевой продукции
Стратегии обеспечения безопасности пищевой продукции
Если речь идет о повышении безопасности пищевой продукции, то в Германии за последние годы многое было достигнуто. Усовершенствованы организационные структуры, усилен контроль безопасности пищевой продукции...
О породах КРС Австрии
О породах КРС Австрии
Скотоводов Австрии называют носителями имиджа сельского хозяйства Австрии. В 2011 году было импортировано 34700 голов племенного скота! Рекорд среди европейских стран. 40 000 племенных животных (телки, коровы, быки, телята) выставляются на 140 аукционах. Все животные и эмбрионы благодаря целенаправленному государственному ветеринарно-медицинскому обслуживанию стада свободны от туберкулёза, бруцеллёза, лейкоза, BVD, IBR/IPV.
Организация фермерских хозяйств Австрии
Организация фермерских хозяйств Австрии
Все фермерские хозяйства имеют традиции, историю нескольких поколений. Некоторые крестьянские дворы имеют статус аграрной школы, где проходят практику юные животноводы. Высокий стандарт и качество - приоритет фермеров, поэтому хозяйства либо маленькие, либо очень маленькие
Партнеры