Союз организаций и лиц, содействующих развитию сельской кооперации, "СельКооп"

Что невозможно одному, возможно многим.

Фермерство в Хабаровском крае: Показана кооперация

5 Июня 2016
Фермерство в Хабаровском крае: Показана кооперация Фермерство в Хабаровском крае: Показана кооперация
Без объединения усилий крестьянские хозяйства не разовьются в полной мере и не смогут насытить рынок
Хабаровск, 31 мая, AmurMedia. Чтобы полноценно развиваться, фермерам Хабаровского края нужно объединить силы, расходы и планы. В одиночку им будет трудно наполнить рынок своей продукцией и устоять перед конкурентами из-за границы и соседних регионов, сообщает корр. ИА AmurMedia.

Фермерский бум

Cтатистика утверждает, что интерес к сельскому хозяйству в стране в последние годы вырос. Растет он и в Хабаровском крае. Так, по данным краевого Минсельхоза, в 2015 году в крае насчитывалось 543 крестьянских (фермерских) хозяйств (КФХ), из них действующих, включая ИП, 395. Цифра немалая, если вспомнить, что до сих пор в отдаленных районах края людей приходится уговаривать заняться сельским хозяйством.

Но даже в самых благодатных для сельского хозяйства районах края, как, к примеру, в Вяземском, ситуация с развитием аграрного бизнеса обстоит весьма неоднозначно.

Сейчас в районе, как сообщил начальник отдела сельского хозяйства районной администрации Владимир Тетёркин, 74 КФХ: 25 занимаются растениеводством, 49 — животноводством. Хотя количество интересантов растет год от года, радоваться рано — в 2015 году зарегистрировались 30 новых хозяйств, а закрылись 29.

Дело в том, что есть люди, к фермерству подготовленные, у них есть и знания, и средства, и материальная база, но есть — совсем "зеленые", которые рассчитывают на субсидии и помощь со стороны. А в сельском хозяйстве на одних намерениях далеко не уедешь, подчеркивают в районном отделе сельхоза.

— Успешных хозяйств, у которых действительно неплохие показатели, которые работают не один год и даже не один десяток лет, где-то 20. Они крепко стоят на ногах и будут работать и дальше, — отмечает Владимир Тетёркин.

При этом все аграрии, особенно наращивающие объемы производства, рано или поздно сталкиваются с вопросом сбыта. Нет сбыта — нет денег, нет денег — нет будущего. Но для одних он становится проблемой и сплошной головной болью, а других заставляет задуматься над тем, как развиваться дальше.

К примеру, в Вяземском, Хабаровском и других окологородских районах большая часть мелких крепких хозяев-животноводов находит точки сбыта самостоятельно, развозит продукцию по частным клиентам в родном районе и в Хабаровске, обходясь без посредников и крупных потребителей-переработчиков.

В Вяземском есть молочный комбинат, но никто, говорят фермеры, не хочет сдавать молоко по той цене, которую установил молокозаводчик.

— Почему мои реальные затраты на литр молока — 50 рублей, а сдавать его я должна по 30 или 40 рублей? Или другой пример: недавно приезжали скупщики покупать у нас в Капитоновке мясо, мы как раз бычков забивали. Так, знаете, какую они цену запросили? 120 рублей за килограмм! Кто же согласится работать на таких условиях? — негодует фермер из села Капитоновка Татьяна Карасёва.

Возмущение фермеров грабительскими расценками бойких перекупщиков справедливо, но, с другой стороны, отмечают в краевом Минсельхозе, фермеры тоже заламывают слишком высокую, почти оптовую цену за свою продукцию, не соглашаясь уступить ни копейки. И слишком часто доводы, что оптовые и розничные цены все же различаются, и есть свои плюсы в том, что кто-то берет на себя все проблемы со сбытом, разбиваются о каменное упорство: мой товар — мои и цены! И именно в этом заключается, убежден начальник управления развития сельских территорий Минсельхоза Андрей Романченко, самая большая проблема в работе с аграриями в Хабаровском крае.

— У кого одна корова или две, тот жалуется, что не может продать свою продукцию, потому что он продает по максимально высокой цене: скажем, 100 рублей за литровую бутылку. То есть он хочет продать весь товар оптом, но по розничной цене. А у кого коров 20, сдает молоко, скажем, по 40 рублей за литр, и у нее нет проблем. Закон рынка: чем больше объем производства, тем ниже расходы на одну единицу продукции и, соответственно, цена на нее, — говорит он.

Однако с этим мнением не согласна другой фермер, Татьяна Бендяк, глава преуспевающего КФХ в Вяземском районе. Она давно доставляет свою молочку на машине прямо по адресам клиентов. По ее словам, и мини-фермы, и даже личные подсобные хозяйства о двух коровах охотно продавали бы свою продукцию по оптимальной цене, если бы у них был бы свой транспорт. Тогда они тоже бы жили молочным извозом, как и она, и не зависели бы от ценового диктата со стороны. А вот у "безлошадных" выбора нет.

— У нас все говорили, что откроют цех по переработке молока в Капитоновке, да так и не открыли до сих пор. Я сама молоко не стала бы сдавать — невыгодно, но вот две моих соседки, у которых машины нет, да и силы уже не те, сдавать молоко готовы и по более низкой цене. Многие хозяева в Капитоновке, у которых есть личные подсобные хозяйства, думаю, сдавали бы в такой цех с радостью. Потому что кому же в своем селе молоко да мясо продавать? У всех свое есть. А так на корма всё лишняя копейка перепадет, и себе немного б оставалось, — рассказала Татьяна Бендяк.

Контакт? Нет контакта!

Все было бы намного проще, если б новые крестьяне для решения общих проблем научились бы работать сообща, наладили бы кооперацию. Но пока большинство из них, говорят в Минсельхозе, до сих пор так и не заинтересовалось даже теми возможностями, которые дает господдержка одиночкам и кооперативам. Хотя субсидии получают практически все хозяйства, на гранты замахиваются немногие.

— У нас есть виды поддержки, нацеливающие именно на развитие производства. То есть на реализацию таких проектов, которые дадут рост производства продукции, — рассказал Андрей Романченко. — Допустим, вы фермер, у вас несколько коров дойных, которые дают 100 литров молока в день. 100 литров — это очень маленький объем для приобретения оборудования по переработке молока. Но, скооперировавшись с другими такими же мелкими хозяевами, можно приобрести настоящее оборудование для переработки молока. К примеру, сертифицированный завод, перерабатывающий по 500 кг молока в день. Такое оборудование открывает доступ мелким производителям к цивилизованному рынку сбыта: можно продавать свой товар и в детсады, и в магазины. И стоит оно порядка 2,5 млн рублей, из них 1,5 млн мы готовы выдать в виде гранта начинающему фермеру.

А есть и более крупные гранты для хозяйств побольше — на семейную животноводческую ферму. Этот грант — 21,5 млн рублей, но и условия там другие, пожестче, так как деньги, при чем опять-таки без процентов, выдаются немалые.

Кооперация старательно поощряется рублем, но соглашаются на нее фермеры неохотно. Больше всего споров возникает по поводу разделения ответственности и выработки общих критериев оценки труда — никто не хочет работать за соседа и уж тем более отвечать за его работу.

— Мы ни с кем объединяться не хотим, потому что считаем, хозяин на земле должен быть один. Нам вполне хватает того, что есть, — так объясняет свою позицию Оксана Арьянкина, фермер из села Черная Речка в Хабаровском районе, в хозяйстве которой более 200 коров. – Нас всего пятеро, но мы планируем свою работу так, чтобы даже при расширении можно было обойтись только своими силами.

Подобные соображения мешают фермерам перейти на более высокий уровень производства, что в свою очередь тормозит насыщение регионального рынка собственной продукцией.

Самыми крупными потребителями сельхозпродукции являются города, и пока дело обстоит так, как сейчас, удовлетворять спрос на продукты массового потребления будут не хабаровские, а либо зарубежные сельхозпроизводители, либо из соседних регионов, где уже смекнули, что аграрный бизнес при уме, воле и трудолюбии может озолотить.

О дефиците "продвинутых" фермеров в крае говорят крупные торговые сети и рестораторы.

Представители крупнейшей торговой сети "Самбери" на недавнем "круглом столе" клуба деловой журналистики сообщили, что, хотя до 50% ассортимента в их магазинах представлено товарами местных производителей, именно к фермерам больше всего претензий. Они пассивны, есть серьезные замечания к качеству их продукции, объемам поставок, к менеджменту и маркетингу, включающему обязательную фасовку и упаковку.

Не удовлетворяют труды местных фермеров и жестким требованиям хабаровских рестораторов. Как рассказал председатель краевой ассоциации рестораторов Андрей Веретенников, большинство фермеров не владеют необходимыми знаниями, чтобы соответствовать взыскательному вкусу профессионалов.

— Мы им объясняем, что если корову два года кормить комбикормом, то мраморной говядины никак не получится. Стейки необходимого качества может поставить Канада, Австралия, и заменить их пока нечем. Другой пример — картофель фри. Переяславка кричала, заберите у нас весь картофель, а что выясняется? Что их объема с трудом хватает только на "Синьор Помидор", "Чао какао" и "Золотую птичку". А картофель фри из выращенной картошки все равно не сделать — разваливается. В России всего три-четыре компании выращивают нужный для фри сорт, — подчеркнул он.

В краевом Минсельхозе соглашаются с частью высказанных претензий.

— Сегодня в крае действительно очень мало фермеров, которые в одиночку могут загрузить своей продукцией хотя бы один большой магазин, не то что сеть. И требования по упаковке и фасовке их тоже вряд ли радуют, ведь это новые затраты. Что касается требований рестораторов, то пока фермеры и в самом деле больше нацелены на удовлетворении массового спроса, — говорит Андрей Романченко. — С другой стороны, у фермеров тоже есть претензии к ритейлу. Нам они жалуются на то, что их вынуждают сдавать товар за бесценок. Как? Допустим, поставлял производитель в "Самбери" молоко, тонну в сутки, по цене 50 рублей за литр. "Самбери" накручивает свои проценты и в итоге продает литр за 55 рублей. Потом приходит другой фермер и говорит, возьмите мое молоко за ту же цену, в "Самбери" ему отвечают, возьмем ваше молоко, если вы спустите цену на столько-то процентов — нам ведь невыгодно покупать молоко по той же цене. После чего "Самбери" обращается к первому поставщику: нам предлагают такое же молоко, но дешевле, так что уступи. Если он не соглашается, то с ним расторгается договор, а его место занимает второй, более сговорчивый. Но они уступают, потому как деваться им некуда.

Давление "Самбери" на сельхозпроизводителей, кстати, отмечал и уполномоченный по правам предпринимателей в крае Олег Герасимов, которому предприниматели также жаловались. В "Самбери", впрочем, утверждают, что дело обстоит ровно наоборот: поскольку конкурентам жалобщики сдают свою продукцию по более низкой цене, то их и заставляют снизить на столько же цену в "Самбери".

Нужен общий центр, который координировал бы взаимоотношения торговых сетей, общепита и фермеров. Таким должен был стать, но так не стал сельскохозяйственный фонд, созданный Минсельхозом. Пока не заработал ни один из заключенных договоров о строительстве цехов по переработке продукции.

Прекрасное далеко

Конечно, фермерам Хабаровского края очень не хватает чувства коллективизма. Чтобы расти, им нужно объединить усилия и совместно налаживать цепочку кооперации: строить хранилища, закупать необходимое оборудование. Одним словом, замахиваться на большее.

— Фонд для финансирования таких проектов уже есть. Но проблема в том, что сам по себе фонд ничего сделать не может. Идея кооперации должна созреть в головах самих фермеров, и здесь самое поганое — это насаждать что-либо сверху. Можно сколько угодно доказывать, что это нужно, но, если они этого не хотят, толку не будет. В прошлом году мы по этой причине не смогли раздать субсидии на создание кооператива, — сетует Андрей Романченко.

И все же подвижки, пусть небольшие, но есть. К примеру, сейчас все больше фермеров участвует в конкурсе на получение грантов. В прошлом году насчитали 26 КФХ, получивших грант на создание хозяйства, и четыре — на развитие семейных животноводческих ферм. А в 2012 году их было только восемь, в 2013— уже 18 для начинающих и 2 — "семейных", в 2014 — 20 для начинающих и 2 "семейных".

В этом году планируется на поддержку начинающих фермеров направить более 46 млн рублей, что позволит создать не менее 31 КФХ, а на развитие семейных животноводческих ферм 28,3 млн рублей, что позволит открыть не менее 3 таких ферм.

— До сих пор нам приходится уговаривать жителей сел в наших отдаленных районах — Ульчском, Николаевском, Тугуро-Чумиканском, участвовать в конкурсах на получение грантов, развивать свое фермерское хозяйство, но пока безуспешно. Все вроде бы соглашаются, но ни одной заявки мы так и не получили. Утешает, что раньше, когда мы только начинали, такая картина была во всех районах, так что мы рассчитываем, что и в других районах отношение со временем поменяется, — говорит Андрей Романченко. – С другой стороны, в той же Капитоновке после такого, как грант получил один фермер, на следующий год было подано сразу четыре заявки. В некоторых случаях зависть — двигатель прогресса.

Есть и другие позитивные перемены: фермерская продукция потихоньку проникает на прилавки больших и малых магазинов и несмотря на высокую цену находит покупателей. Так, года через два, глядишь, появятся фермерские бренды и магазины.

Но больше всего радует, что ряды фермеров молодеют. Теперь там не только люди преклонного возраста, но и селяне до 40 лет.

— В деревню, правда, пока по чуть-чуть возвращается молодежь, приезжают дети и внуки нынешних фермеров, и это — будущие хозяева. Они более мобильные и более обучаемые. Они покупают трактора, пашут землю и меньше боятся новшеств, — делятся в Минсельхозе. – А чем больше будет фермеров нового поколения, тем больше у нас надежды на то, что фермерам удастся преодолеть разобщенность, что рано или поздно они сами захотят объединиться для решения общих насущных задач.


Подробнее: http://amurmedia.ru/news/economics/31.05.2016/509379/fermerstvo-v-habarovskom-krae-pokazana-kooperatsiya.html

Опрос: Субсидиарная ответственность


Интересные статьи
Зачем России МТО? Опыт кооперации Австрии и Германии для России.
Зачем России МТО? Опыт кооперации Австрии и Германии для России.
В Германии по состоянию на 2010 год 53% всех сельхозтоваропроизводителей были объединены в Машинно-тракторные общества (МТО) и более 42% сельхозугодий обрабатывались членами МТО. В конце июня 2014 года подобная программа начала свою работу в России - одновременно в Московской, Рязанской и Волгоградской областях. Как МТО работают в странах Европы и насколько актуально внедрение организаций подобного рода в России? Об этом размышляет руководитель программы поддержки малого бизнеса и кооперативов &...
Стратегии обеспечения безопасности пищевой продукции
Стратегии обеспечения безопасности пищевой продукции
Если речь идет о повышении безопасности пищевой продукции, то в Германии за последние годы многое было достигнуто. Усовершенствованы организационные структуры, усилен контроль безопасности пищевой продукции...
О породах КРС Австрии
О породах КРС Австрии
Скотоводов Австрии называют носителями имиджа сельского хозяйства Австрии. В 2011 году было импортировано 34700 голов племенного скота! Рекорд среди европейских стран. 40 000 племенных животных (телки, коровы, быки, телята) выставляются на 140 аукционах. Все животные и эмбрионы благодаря целенаправленному государственному ветеринарно-медицинскому обслуживанию стада свободны от туберкулёза, бруцеллёза, лейкоза, BVD, IBR/IPV.
Организация фермерских хозяйств Австрии
Организация фермерских хозяйств Австрии
Все фермерские хозяйства имеют традиции, историю нескольких поколений. Некоторые крестьянские дворы имеют статус аграрной школы, где проходят практику юные животноводы. Высокий стандарт и качество - приоритет фермеров, поэтому хозяйства либо маленькие, либо очень маленькие
Партнеры