Союз организаций и лиц, содействующих развитию сельской кооперации, "СельКооп"

У всякой проблемы всегда есть решение - простое, удобное и, конечно, ошибочное.

Генри Луис Менкен

Интервью с Лорином Грэмсом,

1 Декабря 2013
Просто фермер. Интервью с Лорином Грэмсом, менеджером по ключевым клиентам компании «Альта Дженетикс Раша» С Лорином Грэмсом, американским фермером, почти 9 лет работающем в российском молочном животноводстве, корреспонденту ИА DairyNews удалось побеседовать во время его командировки в Смоленскую область. DN: Лорин, учились ли вы где-то животноводству? Кто вы по профессии? - В действительности, я – фермер. У меня нет университетского образования и специальности. Я просто фермер. DN: Какой была ваша первая работа? - Фермер (улыбается). Я работал и жил в семье фермеров с самого рождения. Работал на ферме вначале в Америке, потом здесь, в России. DN: Какой была ваша ферма в США? - Это было хозяйство в штате Мичиган, дойное стадо около 500 голов, плюс молодняк, много земли. На фермер работали мои отец и мать, я, брат и сестра. На ферме так же трудились работники из Мексики. DN: Какое оборудование у вас стояло на ферме? - Был маленький доильный зал 2 на 9, и все остальное, как здесь в России на небольших фермах. 500 голов в Америке это небольшая ферма, скорее средняя. DN: Кто и когда пригласил вас в Россию? - Это был 2005 год, я получил приглашение через интернет от Джона Кописки, владельца хозяйства «Рождество» Владимирской области. Тогда велась стройка нового комплекса «Рождество». Тогда я провел в России 5 дней, подумал, что это «дурдом» и сюда больше не приеду. Но мне сделали действительно хорошее предложение, я принял решение остаться. Приехал домой (в Америку – ред.), продал там все, продал коров. Ферму сдал в аренду другим людям, закрыл дом и забрал семью вместе со мной работать в Россию. DN: Вы приехали в Россию со всей семьей? - Тогда со мной из Америки приехала жена и двое детей, - сын и дочь тогда были совсем маленькими. Сейчас у меня другая работа, я и моя семья вернулись в США, в Мичиган. Но я часто бываю в России в командировках. Россия, Украина, Беларусь – теперь в моей сфере ответственности на новой работе. Моя семья сейчас в Мичигане и у них все хорошо. Сейчас у нас трое детей – еще один маленький сын. DN: Вам нравилась ваша работа в хозяйстве «Рождество»? - Это было очень и очень интересно. Работа в «Рождество» научила меня многому, в том числе позволила понять менталитет России. Россияне – другие люди, и это другая территория, здесь все другое и я здесь многому научился. Этот опыт для меня очень важен и сейчас мне пригодился. Я проработал в «Рождество» 8,5 лет. Было много хорошего, достигали хороших результатов в производстве, получали очень много молока. В хозяйстве хорошие коровы и работают хорошие люди. DN: Когда вы только-только пришли в «Рождество», каким было это хозяйство? - Там не было ничего. Все было новое и шла стройка нового коровника, велась установка доильного зала. Все было новое и без коров, без персонала когда я приехал в хозяйство. DN: Все знают, что в «Рождество» работает много молодых специалистов… - Да, все верно. Ветврачи, зоотехники, я учил и студентов. Мне нравилось учить молодых специалистов. Голова в таком случае работает немного по-другому. DN: Вы общаетесь с теми, кто у вас учился? - Да, я знаю, где они работают. Общаюсь со многими молодыми специалистами. Вы знаете, в действительности, в России сегодня очень мало новых ферм. Много работает старых колхозов, со старыми фермами. Многие молодые специалисты работают на новых фермах, это маленький мир и мы узнаем новости друг о друге. DN: Как вы думаете, в России нужно строить большие или маленькие фермы? - Самый важный вопрос в России, да и не только здесь, - в мире такой вопрос стоит остро: будет большая стройка ферм по 2 тысячи голов, по 4 тысячи голов, но не будет людей. Самый главный вопрос – это люди. Если есть хороший коллектив, не проблема работать на большой ферме. Если нет хорошего коллектива – проблемы будут на любой ферме. Коллектив должен быть заинтересован в своей работе, людям должно быть интересно. Я думаю, что в Россия сейчас продолжит идти путем больших холдингов, таких как «Вощажниково», таких, как «ЭкоНива». В «Трио» (ООО «Агрофирма «ТРИО» - ред.) сейчас очень хорошая работа ведется. Большие фермы и большие холдинги – это тренд сегодня для России. DN: Государство требует сегодня от производителей больше белка в молоке. Это достижимо? - Это возможно. Российским хозяйствам нужен менеджмент, нужно действительно менять мнение людей о том, как кормить корову. У нас в «Рождество» были джерси и голштины, дававшие молоко с белком 3,6. Это прекрасный результат. Это просто, как кормить корову. Генетика голштинов, привезенных из Европы так же позволяет это достичь хороших результатов в этом вопросе. Я думаю, просто люди должны чуть-чуть что-то менять в голове, в мышлении. DN: Как вы думаете, в России когда-нибудь молочное животноводство может стать семейным бизнесом? - Это будет тяжело. В России строительство новой фермы на 500 голов… Для семьи – это очень большие деньги. Думаю, в большинстве семей сыновья не хотят работать на ферме. Они хотят работу в Москве и с большими зарплатами. Это сложно. Молодых специалистов и в Америке мало. У многих моих друзей в США такая ситуация: есть папа-фермер, сын ему говорит – мне неинтересно работать на ферме с утра до ночи, мне интересен нормальный рабочий день. И это мировой вопрос, не только в России. Не думаю, что будет много маленьких хозяйств, скорее всего, фермы будут укрупняться. DN: Роботы будут покупаться в России? - Это отдельная тема. Думаю, робот-дояр – это неплохо, но очень дорого. Можно вполне доить такой же объем молока на обычном доильном зале. В Европе это не проблема. Рабочая сила там очень дорогая. В России рабочая сила пока что дешевле, чем в Европе. Не думаю, что пока в России ставить робот выгодно. Все зависит от хозяйства. Но это исключительно мое мнение. Может быть, оно неправильно, но я так думаю. Может быть, робот действительно очень сильно уменьшает себестоимость молока на ферме. DN: Иностранные специалисты часто говорят, что в России очень много земли и это плюс для молочного животноводства. - Я думаю, это очень большой плюс. В России море земли. В Америке это проблема. Фермы на 2-3 тысячи голов в Америке сейчас очень редко строятся. Земли нет или она очень дорогая. Здесь, в России земля не очень дорогая и она есть, хорошая земля. В действительности, Россия имеет возможность кормить весь мир. DN: Расскажите, пожалуйста, о своем новом месте работы в «Альта Дженетикс». Чем вы занимаетесь? - Сейчас я начальник… как же это по-русски. Главный международный менеджер по ключевым клиентам. Я консультирую по всем вопросам наших клиентов. Как кормить коров, какое доильное оборудование установить, какой доильный зал использовать, как работать с молодняком, работа ветслужбы… Любой вопрос на ферме я должен решить. Объяснять, учить людей, специалистов, ставить инструкции в работе. Я занимаюсь решением любых вопросов и задач на ферме. DN: Как говорят в России, вы – мастер на все руки. - Да, это так (смеется). Просто я фермер, фермер и должен быть универсален, должен уметь все. Мне очень нравится моя новая работа. Я вижу новые, очень хорошие крупные фермы в России, встречаю умных людей, реальных специалистов, узнаю и для себя много нового и интересного. DN: Лорин, почему вы приняли решение работать именно в компании «Альта Дженетикс»? - Выбор зависел и от моей семьи. Моя первая жена сказала, что наши дети хотят жить в Америке. С одной стороны я любил свою работу в России, с другой стороны была моя семья. У меня было много предложений работы в России: управляющего хозяйством, продавцом оборудования; приходили предложения из России, из Казахстана и из Китая… Но на мой взгляд, моя работа в «Альта Дженетикс» сегодня для моей семьи – самый лучший вариант. Это хорошая компания, которая многому учит меня, действительно дает новые знания. Работа в этой компании – новый для меня опыт. DN: С какими интересными проектами сейчас работаете в «Альта Дженетикс»? - У нас много интересных проектов сейчас. Много ведется строек, я контактирую со многими специалистами, люди думают о своих строящихся фермах. Мне это очень интересно. Надеюсь, мой опыт поможет людям. Каждый год в «Альта Дженетикс» проводится большой тур со всего мира на фермы в США, это очень интересно. Готовимся и к нему. Плюс, сегодня «Альта Дженетикс США» организовало семинары на 5 дней по обучению работы на ферме. Мы много думаем над этим и работаем в этом направлении. DN: На ваш взгляд, российским хозяйствам выгоднее завозить живой скот или генетику – семя и эмбрионы? - Думаю, что в нынешних условиях выгоднее покупать импортный скот. Этот скот – уже проведена хорошая работа с семенем, не надо беспокоиться об этом. И это очень важно. Можно завозить семя. Что касается эмбрионов – я совсем не понимаю работы с ними сегодня в России. Сегодня для России это очень дорого. Если будет осуществляться субсидирование эмбрионов, то возможно, данный вариант станет интересным. Пока, я думаю, больше стоит завозить семени и хороший импортный скот. DN: Вы работали с российскими породами скота? - Когда я работал в хозяйстве «Рождество», у нас была одна старая ферма, на привязи. И половина скота там было костромской породы, другая половина животных – импортные швицы. Коренной скот тяжелый на работу. Очень много ест и очень мало дает молока. Сейчас у «Рождества» есть коровы костромской породы. 7-8 тыс. литров они дают. Неплохо, но голштины, конечно, дают больше молока. DN: Какая порода ваша любимая? - Я голштинов люблю. В Америке мне нравилось работать с животными, которые были наполовину джерси, наполовину – голштины. Джерси мне очень нравятся: маленькие, худенькие, глаза черные. Это мои породы. Думаю, в России действительно лучше использовать голштинов. Они дают больше молока, имеют хорошую генетику. Очень часто, хозяйство думает: купили импортный скот, молока сразу будут давать 10 тыс. литров. Но это не так. 40 % влияния на результат оказывает генетика. Оставшиеся 60 % - это роль менеджмента. При покупке скота нормальной, средней генетики, нужен очень хороший менеджмент. DN: В России хватает менеджеров? - Нет. Хороших менеджеров не хватает. В стране очень мало молодых специалистов. Проблема в том, что молодые специалисты оканчивают институт, и сразу хотят в Москву, большую зарплату и квартиру. Они больше хотят продавать, а не работать на ферме. Так не бывает. Но и в хозяйствах должна быть хорошая зарплата на фермах, должно быть жилье, хорошие школы, больницы. Без этого молодому специалисту не интересна будет работа на ферме. В первую очередь, нужна развитая инфраструктура. Молодые специалисты заводят семью, хотят иметь детей, без детского сада как можно работать? Нет инфраструктуры – не будет молодых специалистов. DN: В России есть компании, которые заботятся о молодых специалистах? - Есть, и довольно много. Многие делают хорошую инфраструктуру и многое для молодых специалистов. «ЭкоНива» прекрасно работает в этом направлении. «Трио» все больше думает о специалистах. DN: Лорин, на ваш взгляд, чему стоит уделять особое внимание сегодня в молочном животноводстве России? - Самое первое тому, чтобы был хороший корм у животных: силос, сенаж, сено. И не просто большого объема, а хорошего качества. Да, важно скормить корове то количество корма, в котором она нуждается. В первую очередь работники фермы должны думать о хорошем результате, для его достижения самым важным является хороший силос. Второе – хороший менеджмент. Люди – зоотехники, управляющие, должен быть хороший коллектив и менеджмент. В России этого очень не хватает. Корм важен. И проблемы такие не только здесь. Я был в Казахстане, в Украине, там стоит такой же вопрос. Практически на всем постсоветском пространстве это главные проблемы – корм и менеджмент. DN: Вы бывали в Белорусии? Как оцениваете их хозяйства? - Сейчас Белоруссия – моя зона ответственности в «Альта Дженетикс». Там я еще не бывал. Думаю, что в действительности лидером из стран СНГ в молочном животноводстве является Россия. По тому, что рассказывают участники рынка и коллеги, в России больше заинтересованы в реальном получении качественного молока. В России молочники очень заинтересованы в работе над себестоимостью производства. За последнее время здесь, в России люди очень выросли в своем понимании основ управления фермой. Я могу сравнивать местные хозяйства с хозяйствами Украины, Эстонии, Болгарии. В России хозяйства развиваются быстрее. В Белорусии я побываю после Нового года, обязательно поделюсь с вами впечатлениями. В «Рождество» бывали гости из Белоруссии. Мы работали с ними, хорошо работали. Но, думаю, Россия чуть-чуть выше в менеджменте фермы. DN: Что вы думаете о кооперации? - Думаю, это очень важно для России. Сейчас люди не думают о кооперативе, потому что цена на молоко хорошая. Цена на молоко упадет и сразу начнут думать. Я понимаю менталитет хозяина фермы: зачем мне нужен кооператив, если цена хорошая? Цена то хорошая, но какой она будет через год? Каждый год такой хорошей цены не будет. Я думаю, по опыту Америки, кооперативы важны в России. DN: Есть что-то общее между современной российской и американской фермой? - Американские фермы действительно работают по-другому. В России очень много бумажной бюрократии. Это сложно. Я смотрю как работают главный ветврач или главный зоотехник на российской ферме – это очень сложно. Вместо того, чтобы работать на ферме, они вынуждены сидеть и думать над бумагами. Я считаю, что это неправильно. Как вы можете быть фермером, если вы каждый день сидите за бумагами? Я надеюсь, со временем власти это поймут. Не нужны все эти бумаги. Нужно хорошего качества молоко. DN: Нескромный вопрос: почему вы ушли из «Рождества»? - Сложно говорить. Мы разошлись с директором Джоном (Джон Кописки – ред.) во мнениях, а я подумал, что 8 лет работы там хватило. К тому же, моя семья очень хотела в США. Нам нужно было уехать и по семейным обстоятельствам. DN: Вашей семье понравилось в России? - Да, очень. Сын сказал, что еще приедет сюда. Дети ходили в российские школы, говорят по-русски, у них много друзей здесь. DN: Какое доильное оборудование вам как фермеру больше нравится? - Сложный вопрос. У каждого производителя – свое. Многое нравится у «Боуматик», у «Маратек», «ДеЛаваль», неплохая техника у «Вестфалия»… У всех мировых лидеров хорошая техника. Самое главное – хороший сервис. Да, если сервис хороший – не надо думать о работе в перспективе. Нет сервиса – сложно что-то планировать. На любой ферме. Доильный зал должен работать 24 часа 7 дней в неделю, сервисная служба должна работать так же. Фермер должен не просто смотреть на сервис, должен понимать, что лучше будет ему и его конкретному хозяйству. DN: Лорин, свою ферму в России вы не хотели бы? - Пока нет (смеется). Пока мне нравится работать там, где я работаю сейчас. Много всего интересного узнаю на тех фермах, что посещаю, и я до сих пор многому учусь. Подробнее читайте на © DairyNews.ru http://www.dairynews.ru/interview/prosto-fermer-intervyu-s-lorinom-gremsom-menedzher.html


Опрос: Субсидиарная ответственность


Интересные статьи
Зачем России МТО? Опыт кооперации Австрии и Германии для России.
Зачем России МТО? Опыт кооперации Австрии и Германии для России.
В Германии по состоянию на 2010 год 53% всех сельхозтоваропроизводителей были объединены в Машинно-тракторные общества (МТО) и более 42% сельхозугодий обрабатывались членами МТО. В конце июня 2014 года подобная программа начала свою работу в России - одновременно в Московской, Рязанской и Волгоградской областях. Как МТО работают в странах Европы и насколько актуально внедрение организаций подобного рода в России? Об этом размышляет руководитель программы поддержки малого бизнеса и кооперативов &...
Стратегии обеспечения безопасности пищевой продукции
Стратегии обеспечения безопасности пищевой продукции
Если речь идет о повышении безопасности пищевой продукции, то в Германии за последние годы многое было достигнуто. Усовершенствованы организационные структуры, усилен контроль безопасности пищевой продукции...
О породах КРС Австрии
О породах КРС Австрии
Скотоводов Австрии называют носителями имиджа сельского хозяйства Австрии. В 2011 году было импортировано 34700 голов племенного скота! Рекорд среди европейских стран. 40 000 племенных животных (телки, коровы, быки, телята) выставляются на 140 аукционах. Все животные и эмбрионы благодаря целенаправленному государственному ветеринарно-медицинскому обслуживанию стада свободны от туберкулёза, бруцеллёза, лейкоза, BVD, IBR/IPV.
Организация фермерских хозяйств Австрии
Организация фермерских хозяйств Австрии
Все фермерские хозяйства имеют традиции, историю нескольких поколений. Некоторые крестьянские дворы имеют статус аграрной школы, где проходят практику юные животноводы. Высокий стандарт и качество - приоритет фермеров, поэтому хозяйства либо маленькие, либо очень маленькие
Партнеры